Табор уходит в веру. Поздравления на семнадцатилетие «Это было как во время хорошей пьянки»

Совершенно взрослый человек
Нынче перед нами появился,
И сейчас ему семнадцать лет.
Чтобы день рождения удачным получился,
Поздравок прочесть как следует необходимо
И подарки от души преподнести,
Пусть все будет просто, обозримо
На твоем на жизненном пути.


Отправить другу

Красивой звездной ночью
Ты родился, сынок.
И предстоит тебе пройти
Hе мало хоженых дорог.
17 лет, подумай сам,
То много или мало,
Hо чтоб сердечной доброты
Тебе на всех хватало.
Желаю я тебе, родной,
Здоровья и удачи,
Ведь жизнь сама за нас, порой,
Решает все задачи.
Hо ты держи судьбу за хвост,
Она — шальная птица,
И пусть хорошее с тобой
Лишь в жизни приключится.
Желаю, чтоб всегда с тобой
Был ангел за плечами,
И чтобы дом был полон твой
Лишь верными друзьями!


Отправить другу

Вот тебе уже семнадцать
Возраст – самый чумовой.
Я поздравить рад стараться,
Ведь родные мы с тобой.
Пожелать хочу успехов,
И, конечно, будь здоров,
От приколов больше смеха,
Сумасшедших вечеров.
Новых песен под гитару,
Загорел будь и красив,
Каждый день тебе в подарок
Приносил что б позитив.
Чтобы ты нашел подружку
Ну, почти как Бритни Спирс,
Чтобы жизнь была игрушкой,
Чтобы от тоски не скис.
Чтоб в году сто раз влюбляться,
В самом центре быть всегда,
Ведь тебе уже семнадцать.
Не сейчас жить, так когда?


Отправить другу

Пусть твоя дорога будет ясной,
Ты не знай ни горести, ни бед,
Оглянись, ведь жизнь прекрасна
И тебе исполнилось 17 лет.
Как солнца луч весной сияет
Так пусть сияет жизнь твоя,
Пусть сердце горя не узнает,
Тебе желаю счастья я!
Будь счастлива всегда
И не грусти ты никогда.
Если слезы в глазах — улыбайся,
Ты улыбкой своей покори всех парней,
А верна одному лишь останься!


Отправить другу

17 лет, как утренний рассвет.
Все лучшее тебя ждет впереди,
Но ничего сейчас важнее нет,
Чем выбор друга, цели и пути.
Пусть птицы счастья сильные крыла
К волшебной унесут тебя стране,
Чтоб радость неземную ты нашла,
Ту, о которой грезила во сне.
Вокруг тебя пусть все цветёт кругом,
Пускай в душе твоей царит весна,
Пусть мир и ласка твой осветят дом,
Пусть этим светом жизнь будет полна.


Отправить другу

Если 17 тебе только лет,
Всё по плечу — невозможного нет!
Тебе мы желаем удачи без меры,
Радости, счастья, надежды и веры,
Пусть тебя любят все безгранично,
И проживи свою жизнь на «отлично»!
Тебе всего лишь 17,
Вся жизнь и счастье — впереди,
Сумей его найти, сумей дождаться
Ив суете не прогляди.
Зажги в окне призывный свет —
И вмиг к тебе придет удача.
Ты так юна, а это значит —
Тебе преград на свете нет!

17 лет тебе сегодня.
Желаю счастья и добра.
И в этот день хочу поздравить
Я с днем рождения тебя!

Пускай сбываются скорее
Твои заветные мечты,
Пускай невзгоды и печали
Тебе не встретятся в пути.

Пускай удача не подводит.
Желаю искренне добра,
Желаю крепкого здоровья.
Пускай всё будет на ура!

17 лет — это здорово, классно.
И солнце в небе светит ясно.
И ты уверен, что теперь
Перед тобой открыта всяка дверь.
Но я прошу тебя, заметь,
Что в жизни каждый человек
Своим упорством и трудом
Блага себе все создаёт.
А потому я пожелаю,
И даже сильно умоляю
Успехов в жизни достигать,
И все преграды штурмовать.

17 лет — почти серьезный возраст
О планах и надеждах помышляй
Меняй же стиль и жизни образ,
Судьбу, удачу за руки хватай!
Но с юностью прощаться не спеши.
Она сама однажды ускользнет.
Но а пока — живи, люби, дыши!
И пусть Успех везде тебя найдёт!

17 лет возраст прелестный
Успех ждет в жизни интересный
С Днем рождения тебя
Говорю я лишь любя.

Желаю найти себя в жизни
Ты только сегодня не кисни
Ведь праздник только в твою честь
И это точно уж не лесть.

Желаю в жизни остроты
И сердешной теплоты
Пусть сказка в жизнь твою ворвется
И судьба широко улыбнется.

С семнадцатилетием поздравить очень рады,
Желаем настроения волшебного,
Бурного веселья желаем до упаду,
Чтобы сбылась мечта заветная!
Пусть этот твой рождения день
Станет в жизни самым ярким,
Пусть танцует даже твоя тень,
Будет море поздравлений и подарков!

17 лет – начало всех начал,
Твоя мечта в реальность превратится,
Пускай надёжным будет у тебя причал,
Пусть всё задуманное осуществится.
Будь всегда такой весёлой и красивой,
Доброй, ласковой будь и счастливой,
Пусть будет благосклонною к тебе судьба,
Любимой и желанной будь всегда.

17 – настал самый классный из дней:
Желания все исполняются!
Всё самое лучшее в жизни твоей
Сегодня пускай начинается!

Поздравляю с семнадцатилетием,
Сверхцветением, почти полнолетием,
Сокрушительной силой молодецкой,
И фантазией, вовсе не детской!
Здоровья желаю на сто гигабайт,
На сто гигабайтов любви,
И счастья немножечко, на терабайт,
И с ним ты по жизни плыви!

17 лет — это такое время,
Когда ты начинаешь жизни взлёт,
Судьба беспрекословно сводит с теми,
Кто верно по пути с тобой пойдет.

Желаю в день рожденья этот
Тебе расправить крылья, чтоб ловить
За хвост удачу, что летает где-то,
Где обязательно тебе лишь надо быть.

Пусть выберешь такую ты дорогу,
В которой будешь лучше и блистать,
Ну а для этого и нужно то немного,
Лишь светлым, добрым, умным человеком стать.

17 лет тебе сегодня,
Жизнь взрослая открыла дверь.
Хоть интересно тебе очень,
Но будут трудности, поверь.
Желаем с ними расправляться
С поднятой гордо головой,
На мелочи не распыляться
И оставаться лишь собой!

Семнадцать лет — прекраснейшая дата,
Пусть в жизни будет всё, как тебе надо,
Смышлёным будь, усердным, милым,
Талантливым, хорошим и красивым!
Ещё тебе желаем мы везения в любви,
Но только ты её смотри не прогляди!
Мешок здоровья, много-много счастья,
И пусть исчезнуть неудачи и несчастья!

Семнадцать лет, как утренний рассвет.
Все лучшее тебя ждет впереди,
Но ничего сейчас важнее нет,
Чем выбор друга, цели и пути.
Пусть птицы счастья сильные крыла
К волшебной унесут тебя стране,
Чтоб радость неземную ты нашла,
Ту, о которой грезила во сне.
Вокруг тебя пусть все цветёт кругом,
Пускай в душе твоей царит весна,
Пусть мир и ласка твой осветят дом,
Пусть этим светом жизнь будет полна.

Возраст замечательный – 17!
Время ждать, надеяться, искать,
Чаще удивлять и удивляться,
Словно праздник, каждый день встречать!

Тебе — семнадцать, ты прекрасна и юна,
Всего семнадцать, ты — сама весна!
Не торопись взрослеть, поверь, не надо
В жизнь убегать с родительского сада.
Желаю год тебе еще ребенком быть,
Так беззаботно и беспечно жить,
Не отвечая за ошибки и проступки,
По детски прячась в мамочкины юбки.

В 17 лет уже открыты все дороги,
Желаем выбрать верную, свою!
В попутчики возьми с собой удачу,
Друзей пусть прибавляется в твоем строю.
Пусть радость в доме будет частой гостей,
И завтра станет еще лучше, чем вчера.
Здоровья крепкого и счастья,
Любви, тепла, успехов и добра.

Семнадцать лет прекрасный возраст –
Мир полон чаяний больших!
Так ярко в небе светят звезды,
Но ты не думаешь о них!
В семнадцать лет ты открываешь
Что скверное, а что в чести.
Того, что сам себе желаешь,
Желаем в жизни обрести!

С Днем рождения! Тебе – 17 лет!
Время новых достижений и побед,
Время верить, строить планы и мечтать,
Что задумано, в реальность воплощать!

17 — ах, какая дата!
Пусть не круглая и не юбилейная,
Это танец волн и буйство сада,
Это за спиною два крыла!

Это десять пятниц на неделе,
Время проб, ошибок и дилемм.
Красота и дух в здоровом теле,
Это жизнь пока что без проблем!

Это время самоутверждения
Это жизни лучшая пора.
С Днем рожденья!
С лучшим днем рожденья!
И еще, ни пуха, ни пера!

Тебе исполнилось 17 лет,
Это жизни прекрасный рассвет,
Всё у тебя ещё впереди,
Мечтай, люби, твори.
Я тебе желаю радости, улыбок и тепла,
Чтоб светлою дорога жизни была,
Чтобы любовь красивая к тебе пришла,
Пусть добрый ангел хранит тебя.

Уже тебе семнадцать лет!
Ты посмотри, как время быстро пролетело.
Желаю тебе творческих побед,
И чтобы все задуманное сделать ты успела.
Чтобы «лицом» к тебе удача повернулась,
Чтобы любовь к тебе по-новой улыбнулась.
Чтобы все желания твои вдруг воплотились,
Доченька! Будь самой лучшей в мире.

Будут все мечты сбываться,
Ведь сегодня тебе исполняется 17!
Время новых встреч, открытий,
Лучших на земле событий!

Тебе всего лишь 17,
Вся жизнь и счастье — впереди,
Сумей его найти, сумей дождаться
И в суете не прогляди.
Зажги в окне призывный свет —
И вмиг к тебе придет удача.
Ты так юна, а это значит —
тебе преград на свете нет!

В семнадцать девушка – цветок,
А юноша — вдвойне прекрасен,
Ты пожеланье между строк
Прочти. Посыл сей будет ясен.
Хотим тебе мы пожелать
Побед и радостей немало,
Ошибок глупых избежать,
17 – это лишь начало!

Как тебе уже семнадцать?
Ну и древний ты мужик!
Нам на праздник собираться,
А тебе – мочить шашлык!
С нас подарки поздравленья,
Тостов с каждого по пять.
А ты думай где принять нас
И чем будешь угощать!

Любимый, милый мой ребенок,
Ты только вышел из пеленок.
Но время быстро так мелькает.
Тебе 17 — поздравляю!
Душе твоей — тепла и песен,
И чтобы мир был интересен.
Свершений, встреч, побольше смеха.
Ну и всегда, во всем успеха!

Тебе уже 17 лет —
Ты взрослая почти.
А впереди весь белый свет
И добрые пути.
Учись, расти, здоровой будь,
Успехов достигай,
Друзей своих не позабудь,
Родных не обижай!
Пусть улыбается тебе
Счастливая звезда,
И будет все в твоей судьбе
Исполненным всегда!

Любимому моему сегодня
Стукнуло семнадцать
Он хороший парень, правда
Некогда смеяться!
Он всегда находит дело,
Он всегда поможет.
Я спешу к нему сегодня,
Что б в любви признаться
Самый лучший, самый смелый,
Самый добрый и родной.
Ты мой самый мальчик верный
И уже такой большой.
Я люблю тебя и знаю
В жизни ты найдешь себя,
Я тебе лишь пожелаю
Вечного добра!
Будь всегда таким же умным,
И смекалистым таким!

Семнадцать лет прикольный возраст,
Он никогда не повторится,
Пришла пора стать посерьёзней,
Пришла пора тебе влюбиться.
Пусть солнце светит ярко, ярко,
Пусть каждый миг приносит радость,
Пусть в день рожденья от подарков
В душе ты ощутишь ту сладость,
Прекраснее, которой нет.
Тебе уже семнадцать лет!

Тебе теперь семнадцать лет,
Сердечно поздравляю,
Здоровья, радости, побед
От всей души желаю!
Пусть сбудутся твои мечты,
Успехов и везения,
И будь всегда счастливым ты,
Любимый, c Днём рождения!

Тебя сегодня мы поздравим,
Подарим торт огромный,
Здоровья, счастья пожелаем,
Тебе 17 ровно!
17 возраст не простой,
Проводишь скоро юность
И взрослый путь не за горой,
Тебе желаем мудрость.

Если 17 тебе только лет,
Все по плечу — невозможного нет!
Тебе мы желаем удачи без меры,
Радости, счастья, надежды и веры,
Пусть тебя любят все безгранично,
И проживи свою жизнь на «отлично»!

Подруга милая, лови же поздравление,
В 17 лет, в прекрасное мгновение.
Тебе я счастья пожелать хотела,
Счастья, радости, любви безмерной.
Пусть дождик льёт, а грусть уходит,
И смех дорогу быстренько находит.
Пусть весела дорога будет и удачна,
А поздравление моё весьма прекрасным.

Тебе — семнадцать! Впереди
Огромный светлый путь.
Ты смело по нему иди
И знанья не забудь.
Свети улыбкою всегда,
Карьеру строй, уют,
И счастье — будет! А беда
Да грусть — навек уйдут!!!

Добром и радостью глаза лучатся,
Ты сохрани надолго свой секрет,
Печалям в жизни как не поддаваться.
Держи в узде тревоги и заботы,
Великие ты цели в жизни ставь,
И повстречай пусть на пути кого-то,
С кем счастья ты разделишь океан!

Мы поздравляем сына, брата,
Прими привет, наш верный друг! —
17 лет — такая дата:
Поет все и цветет вокруг!
Мы любим все тебя безмерно,
К тебе мы тянемся душой.
Учись, веди себя примерно,
Готовь себя к судьбе большой!
Тебе помочь мы в этом рады
Приблизить счастье и успех,
Ведь лучшей в мире нет награды,
Чем твой искристый звонкий смех!!!

Пусть твоя дорога будет ясной,
Ты не знай ни горести, ни бед,
Оглянись, ведь жизнь прекрасна
И тебе исполнилось 17 лет.

Чудесная и замечательная дата,
Тебе исполнилось семнадцать лет,
Пусть будет жизнь твоя подарками богата,
И пусть хранит тебя судьба от зла и бед!
Пусть буйным цветом юность расцветает,
Даруя счастье, радость, вновь и вновь,
Пусть красота твоя, как снег весной, не тает,
И окрыляет пусть тебя любовь!

Вот уже 17 отстучало,
Впереди — непознанная жизнь,
А ведь это, в сущности, начало,
Так что, моя девочка, держись;
За спиной — распахнутые крылья,
Кажется, секунда — и полёт,
Коль на миг тревоги сердце сжали,
Пусть любовь красивая придет.
Ты не бойся — будет все светло.
Слышишь? Чьи-то ножки пробежали,
Детство неожиданно ушло…

Подруга, гордость наша,
Нет милей и краше!
Сегодня ей 17!
Нам плакать иль смеяться?

Не видеть стоп-сигналов на пути,
Желаем мы тебе уверенно вперед идти.
В семнадцать лет прими ты поздравление,
Тебя все поздравляем с днем рождения.
Пусть сила, ловкость только прибавляются,
Успех пусть с фейерверком разгорается.
Пусть в жизни будет место подвигам и приключениям,
Легко ты обходи лишь пропасти с бедой и злоключением.

У тебя сегодня день рожденья!
Прожила уже семнадцать лет!
Я тебе желаю в этот день варенья
Счастья, радости и многих жизненных побед!
Главное, что я тебе сегодня пожелаю –
Нашей дружбы окончания не знать!
Так же весело, как мы сейчас шагаем,
И потом по жизни вместе нам шагать!

Тебе 17 целых лет,
В честь твою поют все птицы.
Это юности расцвет,
Время самое влюбиться!
В твоей жизни пусть случится
Только множество чудес,
От счастья пусть лицо лучится
Благословением небес!

Ах, как ты выглядишь сегодня
В свой день рожденья, в 17 лет
Такой улыбки, без сомнения,
Ни у кого на свете нет!
Бушует жизненное море,
Держи покрепче свой штурвал,
Ты обаяние в разговоре,
А в деле – просто «мальчик-идеал»!
Потешить чем тебя? Ты — чудо!
Тебя так хочется хвалить,
Пусть будет всё «окей» и круто,
Желаем жить и не тужить!

На ладонях жизни годы расцветают.
Но они бесследно где-то исчезают.
Пусть тебе сегодня лишь семнадцать лет,
Но они оставят в памяти свой след.
Стань красивой, доброй, умной, терпеливой.
Постарайся в жизни быть всегда счастливой.
Строй свою карьеру, мудрости учись
И к хорошим целям радостно стремись.

Пора любви, надежд, мечтаний.
Душа поет и рвется в бой.
Успехов, смелых начинаний,
Прогулок долгих под луной!

Красивых целей, ярких планов,
Побед, усердия во всём.
Высоких ты не бойся планок,
Пусть всё идет своим путем.

В 17 лет пути открыты,
Пора идти к большим мечтам.
И к счастью тянет, как магнитом.
Вперед! Доверься чудесам!

Любимый мальчик, с Днем Рождения,
Тебе уже сегодня будет 17 лет!
Пусть оправданы будут старания,
Каждый день будет счастьем согрет!
Друзей тебе верных желаю я,
От беды чтоб спасали они!
И в учебе желаю старания,
И сбываются пусть все мечты!

Семнадцать лет тебе сегодня,
Начало взрослого пути!
И в этот праздник превосходный
Желаю я тебе найти:
Охапку счастья, сверток денег,
Мешок удачи, любви!
Пусть в этот праздник, день рожденья,
Мечты исполнятся твои!

Хочу тебя я от души поздравить,
Ты старше стал, ты покрепчал.
А Мамке сниться, что женился,
И деток в дом ты нарожал.
Ну а пока хочу сказать я,
Еще ты молод и драчлив.
Всего семнадцать тебе парень,
Будь счастлив, с Днем рожденья Сын!

Тебе лет уже семнадцать
Возраст – самый заводной.
Я поздравить рад стараться,
Ведь родные мы с тобой.
Пожелать хочу успехов,
И, конечно, будь здоров,
От приколов больше смеха,
Сумасшедших вечеров.
Новых песен под гитару,
Загорел будь и красив,
Каждый день тебе в подарок
Приносил что б позитив.
Чтоб в году сто раз влюбляться,
В самом центре быть всегда,
Ведь тебе уже семнадцать.
Не сейчас жить, так когда?

Когда отец Элизбар был еще Эдиком, город Кимры имел репутацию героиновой столицы Центральной России. Электричку из Москвы в народе называли «зеленой иглой»: в последний вагон нормальные люди не садились — в нем ехали только наркоманы. Все торчки в радиусе трехсот километров съезжались за дешевым героином сюда, на станцию Савелово, а точнее — в Голливуд: так здесь называют цыганский поселок. Местная молодежь быстро освоила нехитрый бизнес: ты, москвичонок, постой на перроне, я вместо тебя сбегаю в табор, а десять процентов отсыплю себе. Очень скоро найти в городе подростка с адекватным выражением глаз стало непросто.

— В Голливуде у нас живут цыгане венгерские, называются ловари, — рассказывал мне в ту пору местный сотрудник спецслужб. — Они здесь появились в конце шестидесятых годов, после того как их турнули с Украины. Сначала эти ловари развернули торговлю нелегальным алкоголем, а в девяностые годы перешли на наркоту. Занимаются этим, разумеется, под прикрытием местного РОВД. Есть у нас тут еще и свои цыгане, русские, в поселке Чернигово живут, фамилии почти у всех — Ивановы. Ловари с Ивановыми терпеть друг друга не могут, это повелось еще с тех пор, как бароном у венгерских был Рыба — это слово у цыган означает примерно то же, что у нас «бугай, мачо, мужик». Этот Рыба был очень охоч до женского пола, и ловари воровали ему цыганок среди Ивановых. Естественно, русским цыганам это не нравилось. Они вообще ребята неплохие и даже честные — наркотой не занимаются, только воруют.

Эдик — он как раз был из черниговских, но с тех пор информация об их «честности» слегка устарела. Ивановы, глядя на голливудских, тоже взялись за героин. А сотрудника спецслужб, с которым мы тогда душевно пообщались, перевели на повышение в Тверь, там он два года прожил в собственном кабинете, ожидая обещанной квартиры, наконец совсем устал бескорыстно любить родину и уволился.

— Торговать, конечно, у нас продолжают, но уже не в тех масштабах, — рассказывает десять лет спустя священник Преображенского собора отец Андрей Лазарев. — После серии громких публикаций в СМИ правоохранительные органы взялись за Кимры основательно, и теперь эпицентр наркоторговли переместился в другие замечательные города.

— А правда, что вы готовы были в то время благословить прихожан на цыганский погром?

— Правда.

— Но это же не по-христиански.

— А смотреть, как гибнут дети, и бездействовать — это по-христиански?! Представьте себе, что у вас в городе появилась огневая точка, из которой каждый день пулемет лупит по мирным жителям, по вашим детям. Что вы будете делать? Нет такой заповеди — «не защити».

Если снять этот эпизод на видео, а потом посмотреть с выключенным звуком, то можно подумать, что мы беседуем о погоде. Этот православный священник уже давно по-буддистски спокоен в любой ситуации. Когда он видит, как в очередной раз какая-нибудь цыганка провожает его жестом типа «тебе не жить», он только улыбается в ответ. Однажды отец Андрей ввязался в борьбу с долгопрудненской азербайджанской наркомафией. Довоевался до того, что брать его по надуманному обвинению в экстремизме в Кимры приехали три автобуса ОМОНа. Но прихожане загородили своего священника иконами, и милиции пришлось отступить. Среди тех, кто защищал тогда «попа-ксенофоба» от правоохранительных органов, был и цыган Эдик Иванов.

«Это было как во время хорошей пьянки»

— Честно говоря, в церковь я тогда пришел, как в ювелирный магазин, — дьякон Элизбар произносит слова медленно, нараспев, как будто не говорит, а гадает. — Очень хотелось крестик на груди носить, а надеть его просто так нельзя, надо покреститься. И знаете что? Я до сих пор не понимаю, что со мной тогда произошло. Вроде и слов-то никаких жгучих после крещения батюшка не говорил, только через два дня я почему-то бросил пить, еще через два — курить, это не говоря уж об остальном. А через месяц уже не пропускал ни одной службы. Это было как во время пьянки: глотнешь чего-нибудь не того — и вдруг тебя накрывает с головой. Разница лишь в том, что похмелье после того глотка не наступает уже десять лет и с каждым годом мне становится все лучше и лучше.

Отец Андрей грешным делом поначалу думал, что это засланный казачок. С чего бы это вдруг семнадцатилетний цыганенок после каждой службы провожает его до дома, задает кучу вопросов о духовной жизни и ловит каждое слово? Даже среди русских такое случается крайне редко, а тут — цыган. «Ты бы хоть Евангелие для начала почитал и Деяния Апостолов», — предложил ему будущий духовник, когда понял, что мальчик воцерковляется всерьез. «Обязательно почитаю, батюшка, — ответил Эдик. — Вот только читать научусь — и почитаю».

Выяснилось, что парень, как и большинство местных цыган, ни дня не учился в школе. Иванов тут же сел за Евангелие, написанное на церковнославянском. В конце издания прилагался краткий самоучитель языка. Затем освоил Апостол и Псалтирь. Через пару месяцев перед отцом Андреем предстал уникум — Эдик оказался человеком, который язык первых русских христиан понимал лучше, чем речи Путина и Медведева. Он и сейчас порой невольно пугает продавцов в магазине какими-нибудь «еси», «паки», «дондеже» и прочими словами-ископаемыми.

— Но сложнее всего оказалось не грамоту освоить, — улыбается отец Элизбар. — Самым трудным для меня знаете что было? Бросить танцевать. Я очень хорошо танцевал. И по-русски, и по-цыгански. На дискотеках мне все кричали: «Еще! Еще!» Вот уже лет семь, как я этим не занимаюсь, а очень хочется, очень. Иногда танцую во сне, и так все это реально вижу, что, когда просыпаюсь, даже мышцы болят.

Отец Элизбар живет в древней купеческой избушке на первом этаже. Отец Андрей занимает в этой же избушке второй этаж. Я начинаю осознавать, что это значит, когда слышу сверху легендарные раскаты бас-гитары из песни «Smoke On The Water». Поднимаюсь наверх и столбенею: оказывается, отец Андрей классиков хард-рока не слушает, а лабает самостоятельно. Уселся на диванчике и прямо в рясе гнет свою солягу. Причем профессионально так гнет.

— Эхо юности, — пытается оправдываться рокопоп Лазарев. — Я ведь только пятнадцать лет назад священником стал, а до этого играл в одной ярославской рок-группе. Нас там шестеро было. Потом трое спились и скололись, а трое стали священниками. Сначала отец Александр, он теперь в Удомле служит, затем отец Виктор, он остался в Ярославле, а потом и я. Просто приехал к другу в храм и понял, что вот оно, нашел. Столько лет прошло, а мы все равно иногда встречаемся и играем. Отец Виктор недавно новый Gipson купил. Так полегчало ему после этого, что даже сахар в крови понизился.

Дьякон Элизбар о чем-то задумался. Наверное, о том, что когда-нибудь и он будет втихаря топотать по деревянному полу. А что? Танцевал же царь Давид, прославляя Господа. Вы что-то имеете против царя Давида?!

«Единственная вера цыган — это суеверие»

В таборе загадочные изменения в юной душе цыгана Эдика понимать отказались наотрез. Когда стало известно, что он уже заделался алтарником, это было воспринято примерно так же, как если бы он поступил в школу милиции. Дальнейшие события сам отец Элизбар полушутя-полусерьезно называет «гонениями».

— «Ты чего нас позоришь?!» — это были самые добрые слова из тех, которые мне приходилось слышать, — вспоминает дьякон. — В приступах гнева мать обещала перевешать всех священников. Отчим ее подзуживал. Братья-сестры молчали, потому что побаивались: я все-таки старший.

— Я, наверное, чего-то не понимаю. Русские цыгане — они ведь вроде христиане. По крайней мере, на своих могилах кресты ставят.

— Ох, сложный это вопрос, очень сложный, — вздыхает бывший Эдик. — Как правило, ромалы называют себя приверженцами той религии, которая вокруг них. Но на самом деле вера у нас всегда одна, и как ее назвать, я даже не знаю. Цыгане — это самые большие суеверы на планете. Они верят во все и ни во что не верят. Они очень боятся всего, чего не понимают. Они готовы соблюдать какие угодно обряды, но не ради любви, а из чувства страха. Любая религия для них сразу же становится язычеством. Они не понимают, что такое молиться. Молитва для них то же самое, что колдовство.

С тех пор как Эдик стал много времени проводить в церкви, всякую семейную неудачу в таборе стали приписывать ему. Кто-нибудь заболел или умер, кого-нибудь посадили в тюрьму или подсадили на иглу, кто-нибудь разбил машину или проигрался в карты — на все теперь было один ответ: «Это ты наколдовал». Дома Эдику запретили молиться, но хитрый цыган придумал, как обмануть родню.

— У нас в доме нет водопровода, зато на чердаке есть большой бак для воды. Каждый день его надо с помощью насоса наполнять, чтобы вода по трубам попадала в санузел. Я вызвался быть бессменным водопроводчиком. Повесил на чердаке иконы и, пока насос работал, молился. Это продолжалось несколько лет, но однажды меня засекли соседи и пришли в гости ругаться. Они были уверены, что мое «колдовство» — дело общественной важности, поскольку наносит ущерб не только нашей семье, но и всему табору.

Эдику устроили товарищеский суд и отправили в ссылку к бабушке. Но очень скоро страшно об этом пожалели.

Дело в том, что бабка Иванова всю жизнь была авторитетнейшей гадалкой. К ней приезжали клиенты не только из Твери, но и из Москвы, и фамилии попадались такие, что даже страшно их здесь произносить. И что вы думаете? Как только Эдик начал воцерковляться, баба Рая стала терять силу. Одна осечка, другая, пятая, десятая — в конце концов вся клиентура разбежалась, а внука-кол-дуна родственники чуть не убили, и их в чем-то можно понять: доходы от гаданий составляли изрядную долю семейного бюджета.

— Видать, дар-то у бабки твоей был не оттуда, — качает головой отец Андрей.

— Да вроде она всегда Бога в помощники призывала, — пожимает плечами отец Элизбар.

— А как это будет по-цыгански?

— Если к нему обращаться, то «дэвла». А просто «Господь» будет «дэвел».

— Эдик, — почесал в затылке отец Андрей, — кажется, пора тебе английский учить.

«Наркоманов я отгонял от ворот дубиной»

Последней каплей для соплеменников стало то, что Эдик по благословению отца Андрея попер против основного бизнеса черниговских — наркоторговли.

— Когда батюшка меня на что-то благословляет, я никого не боюсь — ни своих, ни чужих, — говорит дьякон, и глаза у него искрят. — Поэтому в какой-то момент я совсем страх потерял. У меня появилась дубина, которой я просто отгонял наркоманов от наших ворот. Родственники набрасывались на меня с кулаками, но я обманывал их, говоря, что, по моим данным, сегодня должен нагрянуть тверской ОМОН, поэтому лучше не торговать. Они думали, что я колдун, поэтому верили, но недолго.

В конце концов Эдик довел свою семью до крайней нищеты. Отчиму пришлось устраиваться на стройку, матери — заводить свиней, а вместо торговли героином семья занялась скупкой металла. Любви к старшему сыну от этого в семье не прибавилось. Дошло до того, что домой Эдик стал приходить только ночевать. Молился теперь где придется.

— Я однажды заметил, что, когда храм закрывается, он идет в соседний парк и часами там стоит на коленях, причем дело было зимой, — вспоминает отец Андрей. — Я ему тогда говорю: «Ты чего мерзнешь? Приходи ко мне домой, я тебе выделю комнатку, будешь там молиться». Он стал много времени проводить у нас. Мы тогда как раз устраивали в школах просмотры документального фильма о вреде наркотиков, и Эдик с радостью подключился к этому делу. Рассказывал старшеклассникам историю своей жизни, объяснял, какой это ад, зазывал в нашу спортивную школу, занимался там вместе с ними карате и греко-римской борьбой. А в прошлом году на Пасху даже принял участие в крестном ходе по территории цыганского поселка.

— Наши, когда увидели, что на табор движется толпа с хоругвями, милицией и даже пожарной машиной, решили, что их идут бить, — улыбается отец Элизбар. — Самые крутые цыгане тут же попрыгали в машины и уехали, те, что попроще, попрятались в домах, а на улицу выгнали женщин и детей для прикрытия. Но когда поняли, что мы пришли с миром, дико обрадовались, высыпали на улицу и даже аплодировали, когда отец Андрей возглашал: «Христос воскресе!» Только на меня косо смотрели, но это ничего.

Между тем карьера Эдика Иванова резко пошла вверх. Его заметил владыка. К тому времени будущий отец Элизбар уже получил должность старосты храма в честь Иерусалимской иконы Божьей Матери в Белом Городке, в пятна-дцати километрах от Кимр. Двадцатипятилетний цыган твердо решил посвятить себя церкви и лишь колебался, примкнуть ли к черному духовенству или к белому.

Архиепископ Виктор лично приехал в Кимры, чтобы позвать непростого неофита к себе в иподьяконы. Если бы Эдик согласился, то стал бы служить вместе с владыкой и занял бы в епархии весьма заметное положение. Совсем измучившись вопросом выбора, он испросил совета у своего духовного наставника. Отец Андрей с присущим всем рокерам наплевательским отношением к чинам и званиям пошел поперек владыки и ответил, что, по его мнению, в России должны умножаться православные семьи, и вообще — давно пора тебе, Эдик, жениться и принимать священнический сан, а соседка с первого этажа очень даже ничего.

«Ромалы, мы еще свой храм строить будем!»

— Сначала мне подруги говорили так: «Да, он хороший парень, но он же цыган!» — вспоминает матушка Людмила, жена отца Элизбара, вынимая из кроватки дочь Александру. — Потом стали говорить: «Да, он хороший парень, но он же священник!»

Сам Эдуард так был увлечен своими отношениями с Богом, что даже не замечал, как хитрая бабушка Людмилы, Антонина Михайловна, встречая его на улице, каждый раз жалуется, что уже совсем стара стала, и как бы ей дожить до свадьбы внучки, и чтобы зятька хорошего Бог послал. А уж сам-то зятек ни капельки не пожалеет: девушка тихая, скромная, умная и хозяйственная, отец инженер, мать воспитательница, а талия — пятьдесят девять сантиметров.

Цыган-небожитель не придавал этим разговорам никакого значения. Зато их смысл быстро просекла еще одна матушка Людмила — супруга отца Андрея.

— Она-то нас и свела, — рассказывает матушка Людмила вторая. — Первый раз наше свидание прошло неудачно: мы друг друга не поняли и пришли в разное время в разные места. Но пока это единственный случай, когда у нас возникло какое-то непонимание.

Зятьком Антонины Михайловны Эдик стал через полгода после первого свидания с ее внучкой. Цыганская родня сначала приняла это в штыки — несмотря на все размолвки у них, оказывается, уже была припасена для сына невеста. Тоже очень хорошая барышня: с тех пор уже четыре раза успела побывать замужем.

— У нас это просто делается, — улыбается дьякон Иванов. — Цыгане ведь загсов не признают и даже в церкви венчаются очень редко. Вошел в дом — вот ты и жених. Вышел за порог — вот ты и разведенный.

На венчании из всего табора были только две сестры — родная и двоюродная. Милые девушки, обе уже сидят в тюрьме. Но вскоре родня сменила гнев на милость, тем более что избранница Элизбара, несмотря на русскую кровь, внешне оказалась очень похожа на цыганку. В гости к сыну, правда, соплеменники пока не суются, но когда он сам с Людмилой их навещает, накрывают стол и всячески демонстрируют радушие.

— Не любят только, когда я в подряснике появляюсь, — говорит дьякон. — Они этого страшно боятся. Для цыган священник — это еще и человек, который имеет дело с мертвецами. А у нас люди очень боятся мертвых, и прикосновение к неживому телу считают осквернением. В этом есть что-то ветхозаветное. Но я им говорю: «Ничего, привыкайте. Думаете, я последний священник-цыган? Как бы не так! Мы еще свою церковь строить будем». Недавно, кстати, моя мать покрестилась. Тайком, как и я когда-то. А вон, видите, рабочие дорогу делают? Вон тот, который на левой обочине, — это мой двоюродный дядя. Он недавно привел ко мне своих детей крестить, а сам бросил торговать героином и теперь асфальт укладывает.

На элизбаровой «семерке», перекатываясь с колдобины на колдобину, мы едем к месту приписки дьякона, в церковь поселка Белый Городок. По дороге хотели заскочить в табор, но выяснилось, что там сейчас не до нас: гвардейцы Госнаркоконтроля, переодевшись газовщиками, провели результативную операцию. Элизбар со своими уже созвонился и лишний раз убедился, что те завязали с наркотой всерьез и надолго: у правоохранительных органов претензий к ним не оказалось.

«Лучшим другом Элизбара был Бензин»

Все, кто первый раз встречается с отцом Элизбаром, уверены, что это цыганское имя: спасибо Лойко Зобару, герою фильма «Табор уходит в небо», которого духовное чадо отца Андрея страшно не любит. На самом деле Элизбар — это грузинский святой, живший в семнадцатом веке и принявший мученическую смерть от персидского шаха Аббаса II. Просто по святцам в день, когда Эдика Иванова рукоположили в дьяконы, это был единственный святой, имя которого начиналось на букву «Э».

— Их было трое, — рассказывает житие святого Элизбара дьякон Иванов. — Шалва, Элизбар и Бензин…

— Бензин?! Быть не может!

— Я сам удивился, но это так, — разводит руками отец Элизбар. — Все трое были князьями и прославились тем, что освободили от персов Кахетию. Но потом грузинский царь Вахтанг V принял ислам и выдал их шаху — прямо как Караджича. Там Элизбара и Шалву пытались обратить в ислам, но безуспешно. Тогда их долго пытали, а затем обезглавили. Бензина же в знак позора одели в женское платье и возили по городу на осле. Когда же и после этого он не отрекся от веры, его предали мучительной смерти: тело разделили по суставам, а голову отрубили. Вот это вера была у людей! — вздыхает Иванов.

Добравшись до Белого Городка, я первым делом взял в руки «Четьи-Минеи». Бензин, слава Богу, оказался Бидзином, но это простительно: историю своего святого новоиспеченный дьякон воспринимал со слуха.

— Какие планы на будущее? — задаю бывшему Эдику вопрос с подвохом. — Небось, всю жизнь в дьяконах ходить не собираешься?

— Очень даже собираюсь, — мы еще только подходим к воротам храма, но мой собеседник уже переходит на шепот. — Понимаешь, иерей во время литургии символизирует Христа, а дьякон — всего лишь ангела. Мне кажется, являть собой образ Спасителя я не достоин ни сейчас, ни впредь. Да и задача у дьякона другая. Священник наделяет службу смыслом, а дьякон — красотой. Это как танец, понимаешь? Я ведь хотел танцевать — вот я и танцую.

Храм Иерусалимской иконы Божьей Матери стоит в красивейшем месте — на стрелке, где сливаются реки Хотча и Волга. С трех сторон вода, и когда находишься внутри, кажется, что ты на корабле, а настоятель храма отец Александр и дьякон Элизбар — это капитан и штурман, ну, а отец Андрей, который в это же время служит в Кимрах, — лоцман, который подает своему духовному чаду точные сигналы, чтобы тот не сбился с курса.

— Во всей этой истории нет ничего удивительного, — считает отец Александр. — Я в детстве жил рядом с цыганами и хорошо их знаю. У этого народа много пороков, но есть одно очень важное достоинство — открытость, искренность, простодушие. Они чистосердечны и во зле, и в добре — смотря в какое русло это качество направить. В Евангелии сказано: «Если не обратитесь и не будете как дети, не внидете в Царство Небесное». Цыгане — это как раз те самые евангельские дети. Пока что это дети-бес-при-зорники, но я не удивлюсь, если лет через пятьдесят они покажут нам пример благочестия. История христианства таких примеров знает немало.

Отец Элизбар карабкается на колокольню. Литургия закончилась, время звонить — он это дело любит. Здесь, наверху, кажется, что мы на высокой мачте, даже есть ощущение, что башня качается на волнах. Если вы в ясную погоду подлетаете к Шереметьево на самолете, то нас очень хорошо видно: видите, вон там, впереди, канал имени Москвы? А прямо под вами — яркий блик от золотого купола, прямо на крутом берегу. Хорошо видно? Нет? Ну, ладно, летите дальше.

«Известия», специально для «РР»

Фотографии: Сергей Каптилкин для «РР»

На этой странице вы можете слушать Добры Молодцы — Наташка
и скачивать бесплатно в формате mp3.
Найдено 3
mp3 на быстрых серверах:

Название песни Длит.
03:21
cкачать mp3

02:54
cкачать mp3

03:24
cкачать mp3

Текст песни «Добры Молодцы — Наташка»

Опустел перрон,
Можно уходить.
Мне теперь цветы
Некому дарить.
За колонной я
Так и простоял,
А тебя другой
С поезда встречал.

Наташа, Наташа,
Если бы диво
Случилось, и стала
Ты вдруг некрасивой.
Быть может, тогда ты
Смогла бы заметить,
Что я с тобой рядом
Один в целом свете.

Мимо проходя,
Здравствуй, — говоришь,
Словно сквозь меня
Будто вдаль глядишь.
Я кажусь тебе
Тем, кем был вчера —
Мальчиком смешным
С нашего двора.

Наташа, Наташа,
Если бы диво
Случилось, и стала
Ты вдруг некрасивой.
Быть может, тогда ты
Смогла бы заметить,
Что я с тобой рядом
Один в целом свете.

Каждый день я ждал,
Ездил на вокзал,
Крестик в календарь
Ставил, дни считал.
Ждал, что ты пройдёшь
Через старый двор,
Ждал, как ждут всегда,
Тихий нежный взор.

Наташа, Наташа,
Если бы диво
Случилось, и стала
Ты вдруг некрасивой.
Быть может, тогда ты
Смогла бы заметить,
Что я с тобой рядом
Один в целом свете.

список песен

Основу ансамбля «Добры Молодцы» составили участники ленинградской поп-группы «Авангард-66», образованной в конце 1965 года — Владимир Антипин (бас-гитара), Евгений Маймистов (ударные), Александр Петренко (гитара) и Борис Самыгин (гитара). В 1966 году группа работала в студенческих клубах, кафе и, будучи практически первой поп-группой в городе, пользовалась огромной популярностью. В 1967 году руководитель известнейшего джаз-оркестра И. В. Вайнштейн пригласил группу «Авангард-66» в свою программу. Состоялся первый эксперимент работы поп-группы с биг-бэндом. В 1968 году группа уехала на Дальний Восток, а весной 1969 года началась работа над новой программой, одно отделение которой составляли русские народные песни, а другое — эстрадные. Так родилась шоу-программа.

ВЕТЕРАНЫ

April 16th, 8:57

Все течет, все изменяется
(Гераклит)

Давным-давно, на заре перестройки, мой тесть в Крыму снимал документальный фильм об одном ветеране Второй мировой. Это сейчас их осталась две роты на всю страну, а тогда почти в каждом доме жили эти крепкие старики.
Но наш герой, разительно отличался от своих соседей. Богатый трехэтажный дом с бассейном во дворе, большой гараж с автомобилями на все случаи жизни, а главное — любовь всей его многочисленной родни. На дни рождения внукам, он дарил японские телевизоры, на свадьбы — реэкспортные «девятки» из магазина «Каштан» («Каштан» — это тоже, что «Березка», только ствол и корневая система посерьезнее)
Ну как такого не любить?
В советское время этот тихий ветеран жил как и все, даже намного хуже (работа всю жизнь не выше тракториста, даже бригадиром не ставили, хоть и не пил совсем. Его детей в институт не принимали и за границу не допускали, соседи смотрели свысока и правильно делали) но с перестройкой все резко изменилось.
Наш герой стал сказочно богат. Ежемесячный его доход стал примерно раз в сто больше дохода всех живущих на этой улице ветеранов, вместе взятых…
Дети и внуки соседских стариков, при выключенной камере, говорили:
— Что толку в военных подвигах и медалях нашего деда, когда он вынужден всю свою пенсию отдавать на лекарства. А еда? Если бы я не таскала котлетки из пансионата, мы бы все подохли вместе с ним. И кто, скажите, победитель в этой войне? А эта сволочь жирует, деньги некуда девать. Уж лучше бы и наш тогда… Да ладно, и так все ясно…

Одним словом, соседи завидовали ветерану-миллионеру и ненавидели его, он вполне их понимал и почти не обижался.
А секрет богатства нашего героя не в коммерческой жилке кооператора и не в наследстве из-за океана.
Началось все задолго до перестройки, когда и сам Горбачев был еще голоштанным пионером.
Война.
В деревню, где жил наш семнадцатилетний герой вошли немцы, заглушили двигатели танков и сказали:
— Гуттен морген…
Собрали пацанов от 15-ти до 17-ти, раздали им винтовки и поставили охранять аэродром.
Так наш герой два года и прослужил. Солдатом он был дисциплинированным и исполнительным, в результате дослужился до самого младшего, но все же почти офицера. Аэродром содержался в идеальном порядке, аж покуда не вернулась Красная армия и не сказала:
Доброе утро. Ребятишки, снимайте ваши повязки, сдавайте ружья и организованно пройдемте в клуб.

В клубе их и осудили.
Если бы кто-то из односельчан сказал хоть одно плохое слово про аэродромную охрану, то ее тут же всю и повесили бы, а так – дети, как дети, выживали как могли – война.
Отвесили всем по десятке.
После отсидки наш герой перебрался в Крым, женился и до пенсии отпахал в совхозе на тракторе.

Наконец в страну пришла перестройка и некоторая гласность, открылись архивы, со скрипом приподнялся ржавый занавес, тут комрады из бундесвера тоже подняли старые дела и обратили внимание на немецкого (самого мелкого, но все же) почти офицера — ветерана восточного фронта, который, между прочим, десять лет пробыл во вражеском плену. Посчитали, прикинули, скомпенсировали за все годы и назначили своему бравому охраннику аэродрома, военную пенсию в размере шести тысяч марок ежемесячно…
Получите и распишитесь, Хер унтер-офицер.

Больше всего жаль в этой истории ветеранов, живших по соседству. Им наверняка не хватало красноречия, когда они пытались прививать своим внукам любовь к нашей великой и многострадальной…

В юности встречался с одной милой девушкой. Она была очень хорошо воспитана и сразу предупредила меня, что с ней не получится, как с другими, какими-то там легкомысленными девчонками, запросто добиться того, чего обычно только и хотят от таких вертихвосток похотливые парни. Потому что она совсем не такая. Она ищет в жизни только серьезных отношений, причем мужчина должен сначала доказать, что он достоин ее, прежде чем она согласится пойти навстречу его желаниям.
Пару дней мы с ней просто гуляли, держась за руки, потом дня три целовались в ее подъезде, после чего она сказала, что она вообще-то девушка строгих правил, но поскольку теперь достаточно уверена в серьезности моих намерений, то она готова сделать очень важный для нее шаг и переспать со мной. Хотя для нее это очень серьезный поступок, но при этом она так доверяет мне, что даже не боится, что это ее предложение испортит мое мнение о ней, как о приличной девушке. Но она не забыла и строго предупредить, чтоб я не ждал он нее всяких таких развратных штучек, которые позволяют себе в постели с мужчинами некоторые распущенные женщины. Какие там штучки, я был счастлив!
На следующий день после нашего первого свидания с настоящим сексом, я застал у нее в квартире тетку лет тридцати, которую за хитрожопое выражение лица и вкрадчивые манеры прозвал про себя Ушлятиной. Тетка была известной в районе спекулянткой, которая имела доступ к различным дефицитным товарам и торговала ими, разнося по знакомым, по квартирам и учреждениям. Сегодня она притаранила ворох модных импортных кофточек. Моя девушка как раз в это время мерила одну из них. Примерив и вдоволь повертевшись перед зеркалом, она с грустью сняла кофточку и сказала, что купила бы с удовольствием, но вот деньги, с деньгами у нее сейчас как раз туго, так что придется отложить покупку до более благоприятных времен. Конечно, я не смог промолчать. Чувствуя себя богатеньким буратино, только вчера получившим свои пять сольдо в виде первой зарплаты слесаря-сборщика 3го разряда, я предложил свои услуги в оплате так необходимой ей дефицитной тряпки, тем более, что кофточка была ей действительно очень к лицу. Она долго отказывалась, говорила, что брать у парня деньги — это не в ее правилах, но в конце концов мы вдвоем с Ушлятиной с трудом уговорили ее принять от меня эту кофточку в подарок.

Еще через несколько дней она вдруг сказала, что решила сегодня меня побаловать. Вот никого другого она бы так баловать, безусловно, не стала, потому что вообще-то она считает это занятие весьма неприличным. Но ко мне она испытывает настоящее чувство, так что ради этого чувства она даже готова упасть в моих глазах. И она оформила мне самый настоящий взрослый минет. Конечно же, никуда она в моих глазах после этого не упала, наоборот, я стал куда больше ценить ее за такое безграничное доверие ко мне, не забывая при этом еще и считать себя неотразимым мачо, для которого самая порядочная девушка способна на любое безрассудство.
На следующий день я снова застал у нее Ушлятину, которая принесла на этот раз шикарные югославские сапожки. История повторилась. Примерка, вздохи сожаления об отсутствии денег, мое безмозглое предложение взять на себя расходы, отнекивание, ссылка на некие принципы, уговоры, наконец, великодушное согласие. С той только разницей, что на этот раз я потратил всю свою наличность до копейки плюс залез в долг к спекулянтке еще и почти на всю свою следующую зарплату.

Еще через какое-то короткое время она заявила, что она так меня любит, что теперь ей со мной ничего в этой жизни не страшно, поэтому она даже готова в первый раз в жизни попробовать со мной такое постыдное занятие, как анальный секс, если, конечно, я ничего не имею против. Конечно, после этого у меня может сложиться мнение о ней, как о падшей женщине, кроме того, она очень боится, что ей будет при этом еще и больно, но она все равно готова пойти на это, потому что испытывает ко мне безграничное доверие и хочет вознаградить меня просто за то, что я у нее есть. Конечно, никогда и ни с кем другим она себе такого безобразия даже в мыслях не позволила бы.
Это ее предложение превратило ее моих глазах вообще в какую-то средневековую прекрасную даму, жертвующую честью ради любви к своему рыцарю. Себя же я вообще стал мнить Казановой, способным одним взглядом укладывать штабелями самых целомудренных женщин в самые непристойные позы.
Наверно, читатель уже догадался, что проиошло на следующий день. Чтобы не растягивать повествование, скажу, что на этот раз Ушлятина притаранила самые настоящие американские джинсы Монтана, с орлом и американским флагом, мечту любого молодого человека и любой девушки того времени (у меня, кстати таких не было, ну не мог я себе позволить отвалить такие деньжищи за штаны, пусть и за престижные фирменные джинсы). Стоили они гораздо больше моей месячной зарплаты, а в кредит торговать Ушлятина больше не желала, во всяком случае до тех пор, пока не погашу тот долг, который уже висит на мне за сапоги. Поэтому, чтобы получить возможность сделать своей подружке такой шикарный подарок, я по дешевке продал соседу свой мопед Верховина (убедил себя, что кататься на нем мне все равно теперь стыдно по возрасту), плюс стащил из дома несколько комплектов дефицитных в то время книг, собраний сочинений (Дюма, Джека Лондона и что-то еще, уже не помню), которые Ушлятина милостиво согласилась взять на перепродажу за половину рыночной цены, и за которые мне потом дома здорово намылили шею.

Такая вот она была прелесть, эта девушка. Представляете, как она этими своими милыми штучками поднимала мою самооценку, превращая самого обычного сопливого пацана в его воображении в настоящего неотразимого мужчину?
Я был от нее просто без ума, и хотя уже начал по ее милости падать в бездонную финансовую пропасть, никаких денег для нее мне было не жалко. Наоборот, сам же еще и уговаривал ее каждый раз их от меня принять.

Идиллия разрушилась совершенно случайно. Оказался в одной компании. Хозяин, знакомя меня с одним из присутствующих, сказал — вот мол, это бывший парень твоей подружки. Меня немного задело, что при нашем знакомстве тот парень еле заметно снисходительно усмехнулся, но я не придал этому особого значения. Выпили мы за тот вечер немало, и по-пьяни я задал этому бывшему вопрос: а как так вообще случилось, что он расстался с такой прекрасной девушкой, как мог он позволить себе ее потерять?
Он тоже был здорово пьян, поэтому в ответ он без особого стеснения поведал мне историю их недолгих отношений, которая оказалась здорово похожей на ту, которую вы только что прочитали, разве что список дефицитных вещей, на которые красавица выдуривала у него деньги, был иным. А в остальном такие же ее поэтапные грехопадения, и сразу же после каждого из них совершенно случайное предложение какой-нибудь чрезвычайно необходимой шмотки и умелая постановка ею вопроса таким образом, что ему еще и самому приходилось уговаривать принять от него деньги на оплату этой вещи. Правда он встречался с ней немного дольше, чем я, поэтому его отношения с ней дошли (дальше с его слов, так что, как говорится, за что купил, за то и продаю) до такой стадии, что она начала намекать ему, что так его любит, так доверяет и так хочет его порадовать, что готова даже организовать для него маленькую секретную групповушку со своим участием и участием одной своей симпатичной подружки. Конечно, это совсем не соответствует ее моральному кодексу, но ведь он, такой прекрасный, достоин этой жертвы с ее стороны. Но тут случилась его встреча с тем человеком, кто был его предшественником на этом посту, во время которой тот и открыл ему глаза на его возлюбленную так, как он открыл мне сегодня. Кстати, та случайная встреча, как он считал, сэкономила ему сумму, равную как минимум стоимости финской дубленки, которая тянула на годовую зарплату инженера. Ятогда еще подумал, что может быть и целых двух дубленок, если иметь в виду еще и пресловутую подружку, у той же тоже наверняка были свои высокие моральные принципы, за некоторое отступление от которых следовало немного приплатить.

Этой информацией он наповал убил мою уверенность в искренности чувств моей любимой ко мне, но, что еще важнее, он до основания разрушил внушенную мне ее стараниями иллюзию, что я не самый обычный семнадцатилетний сопляк, а необыкновенный мачо, чья невероятная мужская харизма заставляет даже такую порядочную и воспитанную в строгих правилах девушку поступиться всеми своими высокими моральными нормами, причем не только в вопросах секса, но даже и в самых щепетильных денежных вопросах.

На следующий день я расстался с ней, причем безо всякого сожаления. Кстати, она тоже не выражала при этом особой скорби, наверно еще раньше поняла, что особо много из меня уже не вытащить. Никаких отношений мы никогда после этого не поддерживали, даже не здоровались при редких случайных встречах.

С тех пор прошло почти сорок лет. Изредка встречал ее в городе с мужчинами, в последние годы вроде с одним и тем же. Я ничего не знаю ни о нем, ни о ней, ни об их жизни. Не знаю, кто он ей, есть ли у них дети, да мне это и не интересно. Что же до него, то думаю, что он даже о моем существовании вряд ли вообще подозревает.

Но если вдруг когда-нибудь жизнь сведет меня с ним, он случайно узнает, что в далекой юности я какое-то время встречался с его женщиной, и спросит: а как же ты мог с ней расстаться, она же такая замечательная? — конечно же, я отвечу ему, что все это было так давно, что я уже просто ничего не помню ни о ней, ни о наших с ней отношениях.