Что случилось с первым ребенком тутты ларсен. Младшему сыну Тутты Ларсен Ивану исполнилось три месяца. А как ты чувствовала себя во время беременности

1 год назад

И
звестный журналист, телеведущая, создательница телеканала TUTTA.TV и мама троих детей рассказала Ксении Вагнер, почему она против обезболивания в родах, стоит ли брать в роддом мужа и чем опасны мифы про грудное вскармливание.

— Во многих интервью вы говорили: «Жалею, что не начала рожать раньше». Хотя Вы родили первого ребенка в 31 год — совсем не поздно по современным меркам.

Я просто понимаю, что мне по плечу участь многодетной мамы. Если бы я начала раньше, возможно, было бы больше детей, я бы больше успела. Но, с другой стороны, все приходит тогда, когда человек к этому готов. Я не могла начать раньше потому, что не была достаточно зрелой. Не могу сказать, что я полностью созрела сейчас, но я созрела достаточно, чтобы осознать значение материнства в жизни женщины вообще и конкретно в моей жизни. И Господь начал посылать мне детей.

— Луку Вы родили, когда Вам было 31, Ваню — 41. Какая разница между первым и третьим опытом в десять лет?

Разница не в годах, а именно в том, что это третий ребенок. Я знаю мам, которые и «на первом» умудряются созреть и успокоиться. Но, как правило, первый ребенок — это такой полигон, экспериментальный участок для опытов, далеко не всегда нужных, а иногда и небезопасных. С третьим ребенком ты в миллиард раз спокойнее и увереннее.

— Чего Вы не делали с Ваней и делали с Лукой?

Я с Ваней не делаю вообще ничего: я Ваню не мою мылом, не лечу его лекарствами, не откладываю ночью в отдельную кроватку.

— А с Марфой?

Марфа — ребенок, немножко обделенный материнским вниманием. Ей досталось меньше всего меня в первый год жизни: она жила на сцеженном молоке и на бутылке — потому что я работала на «Маяке» 5 дней в неделю, 3 часа в эфире плюс час-полтора туда и обратно.

— Вы об этом не жалеете?

Жалею, но это была необходимость. Нет смысла жалеть о том, чего ты не мог изменить. Тогда это был единственный способ заработать и поддержать семью.

— Это не отразилось на ваших отношениях?

Нет, на отношениях не отразилось, но она бросила грудь в 11 месяцев, и это было грустно: мне хотелось кормить ее дольше. А вообще, нам повезло, что у нас средняя — девочка. Есть такая история, как синдром среднего ребенка, которому меньше всего достается внимания. У Марфы удачный в этом смысле характер — она гибкая и самостоятельная. Иногда я вдруг понимаю, что даже не сказала ей спокойной ночи, — либо занималась маленьким, либо делала уроки с Лукой. А она в это время сама поужинала, сама помылась и сама легла спать. Чуть ли не сама себе молока нагрела!

— С третьим ребенком вы ушли в полноценный декрет?

Да, Ване досталось меня больше всех. Были какие-то работы, но они все равно вращались вокруг Вани и его режима. С нами все время был папа. Так получилось, что у него в этот период тоже был гибкий график. Мы втроем прилипли друг к другу и везде были вместе. Старшие дети больше общались с няней: садик, школа. А Ваня получил сполна.

— Есть ли 2-3 правила, которых Вы придерживались каждую беременность?

Всех, кто говорил мне что-то плохое или огорчающее, я посылала в сад.

Мы с мужем смеялись, что я как слон — ем, сплю и топчу насмерть всех, кто меня бесит. Беременной женщине важно установить фильтр между собой и окружающим миром — и не пропускать сквозь него негатив и сомнения. Нужно настроиться, что у тебя все будет хорошо и отсечь на время любые раздражители (даже если это близкие родственники). Еще одно правило — выбирать врача, который назначает минимум обследований.

Чем меньше в тебя вмешиваются, тем лучше. Если есть спорные показатели в анализах, всегда надо искать second opinion, потому что беременность — это удивительное состояние, и то, что происходит в организме сегодня, может кардинально измениться завтра. У меня в какой-то момент упало железо и стало мало тромбоцитов. Мне назначили препараты, но я не стала их пить. А через неделю пришла к врачу и услышала: «Ой-ой-ой, стоп, у тебя переизбыток железа, теперь его больше нормы». Но я ничего для этого не делала, мой организм сам «разрешил» ситуацию таким образом. Да, безусловно, есть опасные для здоровья ситуации во время беременности, но они, как правило, дают о себе знать не только анализами крови. Плохое самочувствие, какие-то выделения, давление и т. д — конечно, все это повод обратиться к врачу. Но в 90% случаев все идет нормально, и я очень боюсь врачей, которые лечат женщинам беременность. Потому что это естественное состояние, ради которого женщина рождена.

— Как Вы выбирали врача? Насколько я знаю, у Вас совершенно разный опыт родов.

Да, но с последними двумя детьми я наблюдалась у одних и тех же врачей, рожала с одной и той же акушеркой. И у меня есть три прекрасных гинеколога, которых я могу рекомендовать на 100%. Это Александра Викторовна Борисова, которая работает в клинике Happy Family. А также Галина Владимировна Овсянникова и Тамара Садовая, создатель Центра Традиционного Акушерства. Еще я недавно познакомилась с Татьяной Нормантович, она возглавляет ПМЦ. Думаю, к ней я бы тоже обратилась. И еще есть гениальный человек по имени Юлия Дмитриевна Вученович, которая возглавляет 68-ой роддом.

— А чем они Вас расположили к себе?

Все они как раз действуют по принципу минимального вмешательства в женскую природу, не заставляют пить кучу препаратов и сдавать миллиард анализов, но при этом чутко наблюдают за твоим самочувствием. И настраивают на естественные роды. Если нет противопоказаний и проблем, это те люди, которые позволяют женщине все сделать так, как задумано природой. А это очень важно в первую очередь для ребенка. То, как мы носим и рожаем детей, оказывает влияние на всю их последующую жизнь: и на физическое, и на психическое здоровье, начиная с устойчивости к инфекционным заболеваниям и заканчивая способностью найти свое место в обществе.

— Расскажите, как это связано?

Об этом прекрасно пишет Мишель Оден — один из главных теоретиков естественного родительства. В процессе естественных родов ребенок получает не только мамины антитела и иммунитет, но еще и опыт борьбы за себя, опыт отстаивания своего места в мире. Плюс мать передает ему гигантский гормональный заряд. Гормоны — это то, что регулирует нас в эмоциональных и социальных реалиях. Адреналин, эндорфин, окситоцин — все они вырабатываются в организме в тех или иных ситуациях именно для того, чтобы мы разрешали эти ситуации адекватным образом. Если у человека нарушен гормональный обмен, — а он нарушается, когда ребенок не проходит нормально все стадии родов, — у него начинаются разные проблемы. Например, его тянет в сумасшедшие виды спорта, чтобы вырабатывать дополнительный адреналин. Или ему требуется алкоголь для выработки эндорфина, потому что собственный мозг его не продуцирует в достаточном количестве. Это все очень серьезно, но об этом мало кто задумывается. Есть хороший документальный фильм, он шел на канале 24 Doc, называется «В утробе». Это, пожалуй, первый документальный фильм о том, как влияет на человека, именно с точки зрения психотерапии, а не только физической биологии, то, как его носили и рожали.

— Вы рожали детей без анестезии?

Без анестезии, без вмешательства, без стимуляции.

— Какие у Вас аргументы в пользу отказа от анестезии?

Опять же, мои аргументы заключаются в том, что анестезия — извне. Природа ее не придумала. Женщина в момент родов вырабатывает естественные анестетики, роды не должны быть безболезненными. Зачем-то эта боль нужна. Я ходила на курсы подготовки к родам в ЦТА (причем для пары: для мужчины и женщины, которые настроены на партнерские роды). Там было очень сильное занятие «Роды глазами ребенка», где нам рассказали, через что проходит ребенок в процессе родов. Когда ты все это слышишь, то перестаешь жалеть себя и бояться боли. Потому что ребенку гораздо труднее, ему достается в разы больше боли и стресса. Женщину обезболивают, а младенца нет. Но роды — это тандем, совместная работа мамы и малыша. В тот момент, когда мама отключается на анестезию, малыш остается один и работает за двоих. Я считаю, это как минимум не справедливо, а как максимум — опасно. Безусловно, есть женщины, у которых неадекватный болевой порог, есть ситуации, в которых без обезболивания не обойтись. Не дай Бог, экстренное кесарево и т.д. Но если идет нормальный родовой процесс, лучше обходиться без анестезии.

— А что Вам помогало перетерпеть эту боль? Помимо знания, что Вы работаете не только для себя, но и для ребенка.

Современные психологи предлагают несколько разных практик, которые помогают женщине взаимодействовать с болью в родах. Есть даже такое понятие как «Гипнороды», когда женщина погружается в некоторое трансовое состояние. В принципе, так и должно происходить.

Главная задача женщины при родах — отключить свою неокортекс, т.е. цивилизованную более позднюю надстройку мозга. И оставить только лимбическую систему, которая функционирует как у всех млекопитающих. Оставить инстинкты, природу. Три священные «Т» естественных родов — тепло, тихо, темно.

Так рожают все млекопитающие: уходят в кусты, в темноту, в тишину. Мы мало чем в этом смысле отличаемся. Женщине нужно погрузиться в роды, как в теплую ванну. С Марфой мне очень помогало дыхание. Плюс я занималась тай чи, там есть интересные моменты. Например, когда тебе больно, вместо того, чтобы напрягаться и двигаться дальше, ты дышишь и расслабляешься. И как только ты расслабляешься, оказывается, что ты можешь двигаться дальше. Тело начинает пускать тебя дальше: ты глубже тянешься и ниже нагибаешься. В родах это тоже работает: дыхательные техники, чередуемые с расслаблением.

А с Ваней психолог Алексей Иванов научил меня такой технике: дышишь, пытаешься расслабиться и в то же время визуализируешь главную точку, в которой тебе больно, и как бы дышишь в нее, выдыхаешь туда весь свой воздух и энергию, одновременно представляя, как это место заливается ослепительно белым светом, таким ярким, что больно смотреть. Не знаю, может, у кого-то это будет сиреневая искра или красный зайчик. Суть не в самом образе, а в его действии. Когда ты сосредотачиваешься на болевой точке и расслабляешься в этом месте, процесс удивительно ускоряется. В какой-то момент я чувствовала, как Ваня просто «катится» из меня вниз.

Плюс против боли помогают разные массажные техники. Есть акупунктурные точки, которые можно массировать. Есть масла, которые можно вдыхать, и они тоже обладают легким анестезирующим воздействием. Есть даже коктейли на основе красного вина, которые помогают женщине сместить фокус с боли на сам процесс происходящего. Но вообще, когда ты чувствуешь совместную работу с младенцем, когда ты понимаешь, что сейчас он делает и как нужно себя вести, чтобы ему помочь, это такое чудо, что про боль, в принципе, забываешь. Чудо, но и работа — тяжелая физическая работа.

— У Вас была какая-то мантра? У меня, например, была мантра на первых и вторых родах, что миллион женщин это делают и я смогу.

У меня, безусловно, была мысль, что Господь меня создал для того, чтобы я это сделала. Миллион женщин до меня это сделали, и миллион сделают после меня, я от них ничем не отличаюсь. Мне помогали молитвы. Я молилась Божьей Матери, есть акафист, есть икона, специальная помощница в родах. С Марфой я успела за то время, что мы ехали до роддома, вслух с мужем прочитать целиком этот акафист. Молиться Богородице или просто говорить: «Господи, помилуй», — для меня было самой главной психологической поддержкой, несмотря на все дыхательные и прочие практики. Ты все равно понимаешь, что на все Божья воля.

— Роды у Вас тоже были разные: Вы рожали Луку сама, Марфу и Ваню с мужем. Какой опыт был для Вас наиболее комфортным, какие аргументы в пользу пребывания с мужем? О чем при этом важно помнить?

Хочу сказать, что партнерские роды — это совершенно не must. Они подходят далеко не всем парам, нужны не всем женщинам и уж точно не всем мужчинам. Но если пара решает, что им это нужно, то обязательно идет на курсы подготовки к родам.

И мужчина, получив всю информацию, окончательно решает, готов он к этому или нет. Есть разные варианты: можно сидеть в соседней комнате, молиться и ждать, можно стоять у изголовья и держать ее за руку, а можно, как один мой приятель, «стоять с камерой у входа и снимать, как появляется твой пятый ребенок». Он всех своих детей снимает на камеру, не видит в этом никакой физиологии, для него это каждый раз — чудо. Его жена поначалу смущалась, но на пятом заходе расслабилась.

Мне было важно, чтобы наш папа присутствовал на родах, но ему это было еще важнее. Он сказал: «Я хочу. Раз мы этого ребенка вместе сделали, вместе носили, будем вместе его и встречать». Мне не нужно было его непосредственное участие. Есть женщины, которые хотят, чтобы их держали за руку, массировали, уговаривали, поддерживали. А я — кошка: мне надо, чтобы от меня все отстали. Но, конечно, круто, что он был первым человеком, который взял ребенка на руки, он перерезал пуповину, наливал чай и таскал мне бутербродики в кровать. Было важным ощущение того, что мы все вместе. С моей точки зрения, неправильно, когда женщина трудится в родах, а мужчина бухает с друзьями, «обмывает». Или бегает по магазинам, скупая памперсы. Это все может подождать в великий день появления ребенка на свет. Мужчина может не ходить в роддом, но быть всем сердцем и душой рядом, участвовать в процессе хотя бы по телефону, как-то быть на связи с женой. Нас с мужем опыт партнерских родов сильно сблизил. И, мне кажется, помог ему стать настоящим отцом. Помыть, вынести какашки, искупать, запеленать, намазать пупок перекисью водорода, подстричь ребенку ногти — для него все это абсолютно нормально.

Я считаю, что в маминой аптечке обязательно должны быть перекись водорода и спиртовая настойка календулы — она гораздо лучше заживляет пупок, чем зеленка, под которой можно не разглядеть загноения. Обязательно должен быть «Пурелан», в его состав входит натуральный ланолин — это отличное средство от трещин на сосках. Крем Траумель «от синяков» справляется со всем: у нас папа каратист, ходит весь синий, с трещинами в ребре и вывихнутыми пальцами, и мы спасаемся только Траумелем. С Ваней у меня трижды был лактостаз (причем уже в зрелую лактацию — не знаю, с чем это было связано, может, со стрессом или проблемами с осанкой). Траумель великолепно помог. Самые классные ножницы для детских ногтей — Pigeon: малюсенькие, безопасные, но при этом достаточно острые. Я Луке до сих пор ими ногти стригу.

Часто советуют крем с цинком под подгузник, типа Судокрема — он действительно хорошо действует, снимает красноту, заживляет мелкие царапки, но с ним нужно быть осторожнее, потому что цинк — это сильно действующее вещество. И без драматической необходимости лучше его не использовать.

— А какие используете подгузники для детей?

Huggies, я амбассадор этого бренда. Японские не люблю, у нас они протекают. У Huggies, кстати, еще классные влажные салфетки, которые можно смывать в унитаз, — они на 80% состоят из воды и всего на 20% из бумаги. Мы проводили эксперимент: в этих салфетках прорастает фасолина.

— Какие у Вас были косметические must-have во время беременности?

Я люблю марку Weleda, их масло для промежности использовала каждую беременность, и у меня не было никаких разрывов. Еще мне очень нравятся их массажные масла с арникой, лавандовое, обожаю лавандовый гель для душа. А крем Skin Food — на все случаи жизни. Из недавних открытий — масло Bio-Oil. Вообще, у меня не бывает растяжек, но кожа все равно теряет тонус. Это масло дает выраженный смягчающий эффект, и при этом не очень жирное, быстро впитывается.

— А для лица Вы делали маски, ходили к косметологу?

У меня потрясающий косметолог, к которому я хожу уже 10 лет. Ее зовут Гаяне, и у нее есть дочь Анна, которая тоже стала косметологом, у них семейный тандем. Они сами делают косметику по старинным бабушкиным рецептам, это потрясающе. У Анны клиника, у Гаяне кабинет. Анна использует уже более современные технологии. Их косметика называется «Nazelie». К Гаяне я хожу только на чистку и массаж, но скоро начну ходить к Анне и на всякие минимально инвазивные процедуры. Из других средств я нашла в Cosmotheca отличный бальзам для губ и офигенный дезодорант Malin+Goetz с эвкалиптом.

— Давайте перейдем к теме грудного вскармливания, она сейчас в разных «мамских» группах одна из самых острых.

Мы на TUTTA.TV будем делать выпуск про мифы о грудном вскармливании, потому что мы устали сталкиваться с чудовищными гадостями, которые говорят о грудном вскармливании.

— Какие три самых ядовитых мифа, с Вашей точки зрения?

Ребенка нужно кормить до года, после года в молоке ничего нет. Ребенка нужно кормить по режиму, иначе у него будет нездоровое пищевое поведение, и он вырастет неврастеником. Мальчиков нельзя кормить грудью после полугода, потому что им передаются женские гормоны, и они могут стать гомосексуалистами. И моя любимая история — как только появились первые зубы, бросайте кормить, грудное молоко вызывает кариес.

— Как Вам кажется, откуда идут эти мифы?

Из советского прошлого, когда задача медицины и педиатрии заключалась в том, чтобы быстрее вернуть женщину в общество, в строй. Чтобы она сдала ребенка в ясли и пошла работать. Поэтому 70 лет механизмы родительства разрушались на уровне государства, государственной политикой. Отсюда кормление по режиму, «не носи на ручках — избалуешь», отсутствие совместного сна и прочие преступления против детства.

— А Вы сколько кормили детей?

Луку я кормила 1 год и 3 месяца, Марфа в 11 месяцев бросила сама, Ваньку я кормлю до сих пор, хочу до двух. Ваня июльский, мы едем на море на полтора месяца, когда ему будет два года ровно. Я решила, что нецелесообразно бросать кормить грудью на море, где часто сталкиваешься с ротовирусами. Когда ребенок на груди, это переносится легче. Поэтому я планирую завязать в сентябре. Но эти планы весьма эфемерны, потому что из всех моих детей Ваня самый требовательный, самый пристрастный.

— Каких трех правил грудного вскармливания вы придерживаетесь? Все-таки это процесс, накладывающий определенные ограничения на мамину жизнь.

Наоборот, это процесс, облегчающий мамину жизнь.

— Это если Вы спокойно относитесь к кормлению в общественных местах.

А как иначе к этому можно относиться?

— Некоторые стесняются, некоторым дискомфортно.

Я против публичного кормления грудью. В Москве много кафе с комнатой Матери и ребенка, в парке, в любом скверике ты можешь сесть на скамейку и прикрыться палантином. Это бабские тараканы: «Я боюсь кормить ребенка на публике, я бегу домой с улицы, чтобы покормить его. Я беру молоко в бутылочке». Слинг и грудь в первые полгода — гарантия вашей материнской свободы. Ребенок спокоен, когда он на маме, а мама в этот момент может и ездить к подружкам, и ходить в ресторан. У нас был слинг Ellevill. У меня было два слинга с кольцами и два шарфа: один помягче, а второй поплотнее — для более взрослого ребенка. У этой же марки обалденные слинго-куртки. Дико теплые, удобные, со специальным капюшоном для малыша, трансформирующиеся потом в обычную зимнюю куртку. А отдельное достоинство — гигантские карманы. В них влезает все: печеньки, бутылочка воды, перчатки, ключи, кредитная карта, мобильный телефон, пачка салфеток.

— Как Вы заканчивали ГВ с Лукой? Для многих это очень сложно.

Как-то само собой. Честно говоря, с Лукой я поторопилась, хотя он и был готов. Но я устала. Мне надо было на работу, я очень хотела завязать. Лука брал бутылку, а Ваня ни соску, ни бутылку не признает. Лука мог в год попить ночью из бутылки кефир или какую-то жидкую кашу, а Ваня ни в какую. Лука и воду из бутылки хорошо пил. Мы были на даче, я чем-то отравилась. Я три дня не кормила, потому что было опасно. И эти три дня он даже не заметил. Он тогда уже спал отдельно в своей кроватке.

— Про совместный сон — некоторые психологи считают, что после года он не полезен, потому что ребенок все время «контролирует» мать рядом, не впадает в глубокий сон, а это вредно для мозга. Что думаете вы?

Есть психологи, которые скажут другое.

Я считаю, совместный сон идет в тандеме с грудным вскармливанием. Если Вы закончили кормить, пробуйте перекладывать ребенка. Луку я отложила в год и три, и он до 7-8 лет приходил к нам в постель, а Марфа в три года перешла в собственную комнату, и больше мы ее не видели.

Крайне редко она спрашивала: «Можно я с вами посплю?». Когда не было Вани, мы ее еще пускали, а сейчас уже все. Но ей это и не надо — у нее нет никаких проблем, страхов, ничего. Все равно есть некая естественная граница, когда ребенку пора отрываться. И, как правило, дети в этот момент начинают проявлять интерес к собственному месту. Думаю, все зависит от конкретного ребенка. Я очень люблю Уильяма и Марту Сирс — американских психологов, педагогов и педиатров. Они — это золотая середина между отъявленными естественниками и современной традиционной медициной. Мне нравятся их рекомендации по грудному вскармливанию, совместному сну, отселению малыша из кроватки, по прикорму.

— Каких продуктов у Вас дома нет? Что Вы не даете детям и не едите сами? Какие у Вас базовые правила питания?

Мы не едим фаст-фуд. В доме практически не бывает чипсов, тортов, эклеров, пирожных.

— Что Вы даете на завтрак детям?

Всем — разное. Ванька всегда завтракает кашей с фруктами: овсянка, рис, манка, мультизлаковая каша. На ужин — гречку. Никакой сахар Ваня пока не ест, я стараюсь максимально оттянуть этот момент. Лука вообще начал сладкое и сахар есть после трех лет. Марфа, конечно, раньше, потому что есть старший брат. У детей очень нежная ферментативная система, а сахар — серьезный вызов поджелудочной. И, потом, это один из самых бесполезных продуктов. Мы, например, Луке и Марфе, когда они уже познакомились с сахаром, вместо него старались давать фруктозу или декстрозу.

— Вы всем детям разное готовите?

Кашу Ване варю я, но Ваня встает позже всех. Он оказался у нас совенок: ложится с нами в районе 11, а просыпается в 10, что меня более чем устраивает. С Ваней я всегда высыпаюсь, за исключением периодов, когда у него лезут зубки. А старшим готовит завтрак папа. Лука ест яйца, Марфа не ест. Лука ест блины с индейкой (мы покупаем в фермерской кулинарии готовые), а Марфа ест блины с медом. Лука начал пить какао: молоко не пил, а какао пьет. Лука вообще малоежка, его трудно заставить завтракать.

— Луке уже 11 лет. Последние несколько лет набирает обороты мода на раннее развитие. Детей активно водят по разным кружкам. Как вы к этому относитесь?

Я к этому отношусь очень плохо. Я разговаривала с огромным количеством психологов, педагогов, которым доверяю. У ребенка в возрасте до 12 лет должно быть минимум два часа свободной игры в день и два часа в день на воздухе. Это минимум, а лучше — четыре. Свободная игра — это когда ребенок предоставлен себе, играет со своими игрушками или с другими детьми без участия взрослых вообще. Родители считают, что для ребенка прогулка — это дойти от двери дома до машины, от машины до школы, от школы до музыкальной школы и обратно. Это ужасно.

Родители не понимают, что у организма маленького человека колоссальное количество задач до 7 лет: когнитивных, физиологических, социальных, психоневрологических. Это безумие. За 7 лет человек должен пройти эволюцию.

И вот у него, например, сейчас развивается полушарие, отвечающее за двигательную активность, а мама ему в этот момент — английский язык, рисование. Детский мозг зависает: недоделав ту функцию, которую он начал осваивать, пытается освоить новую, которая сейчас ему не совсем нужна. В итоге обе функции в провале. Безусловно, ребенку можно что-то предлагать. Марфа в два года знала полностью алфавит, причем в разброс. Это был любимый аттракцион. К трем годам она благополучно его забыла. Лука пошел в год и два, Марфа — в год и месяц, а Ваня — в год и четыре. И очень поздно сел, поздно пополз. Зато месяцев с одиннадцати он говорит «баба», «мама», «дай», «на». И у него был такой пальчиковый захват, что он мог в 10 месяцев собирать крупу. Очевидно, его мозг развивался не симметрично в тот момент, но он и не обязан развиваться симметрично. Здоровый ребенок, нормально ест, нормально спит, патологий нет. Можно, конечно, ускорять развитие массажами, развивашками, гимнастиками, но не факт, что это не вылезет боком.

— Вам не кажется, что часто родители, занимающиеся детьми как проектами, просто реализуют собственные амбиции? Так во многих случаях ведут себя те, у кого нет никакого другого дела, кроме детей.

Ребенок-проект — это страшно. Такие родители рискуют вырастить человека со сломленной психикой, отсутствием инициативы и, не дай Бог, какими-то нервными патологиями. Часто это все — следствия раннего развития.

Очень часто. Есть потрясающий детский психолог-педагог Марьяна Михайловна Безруких, она возглавляет Институт возрастной физиологии. Она бьет во все колокола на конференциях, на интервью, при общении с прессой. Она говорит: «Отстаньте от детей со своим ранним развитием, вы ломаете их. Дайте осуществить им естественное развитие. Нельзя на неокрепший фундамент класть кирпичи, он просто сломается. Эта база должна затвердеть». У ребенка есть физиология. У меня Марфа пошла в школу с 6 лет, но мы до последнего, до августа, не знали, отдаем мы ее или нет. Потому что социально, эмоционально и интеллектуально она была готова, а физиологически — нет. Она физиологически могла не выдержать нагрузку и не высидеть на одном месте 45 минут. А знаете, какой тест есть? Ребенок через голову должен взять свое ухо под прямым углом. Если дотягивается рука до уха — значит, он готов, дозрел. Он сможет держать в руке карандаш, сможет писать.

— Не могу не спросить Вас про няню. У нас в стране много пропагандистов исключительно «мамского» воспитания. Говоря короче: «Зачем тебе няня, ты же не работаешь?» и «Няня — это априори зло, преступницы, женщины, которым нельзя доверять». Как Вы относитесь к функции няни в семье, как Вы выбирали свою, и что Вам помогло сделать правильный выбор?


Мне няню за руку подружка привела. Я у нее гостила с Лукой. Она приютила нас в своей шикарной усадьбе за городом. Однажды она уехала в город, а вернувшись, вывела из автомобиля за руку хрупкую женщину и сказала: «Туттик, это твоя новая няня». Это была наша Света, она работала няней у наших знакомых и как раз в тот момент освободилась и искала работу. Это было 11 лет назад. Света воспитывает у нас уже третьего ребенка. И мне лично она няня больше, чем моим детям. Помните, в фильме «Секс в большом городе» Шарлотта взяла няню, у которой была огромная грудь, и на нее пялились все мужики. На каком-то детском празднике подружки ей говорят: «Ты что, не видишь, что происходит?» А няня без лифчика бегает по парку, и все мужики роняют слюну. Шарлотта смотрит на это и говорит: «Я этого раньше не замечала, Боже мой, как же мне быть. Я не могу потерять эту няню». За 11 лет Света стала членом семьи. Конечно, есть свои шероховатости: тут она с моей мамой что-то не поделила, тут с мужем, тут со свекровью. И всякий раз я думаю: «Боже, я не могу потерять эту няню, что же мне делать».

— Как Вы в целом относитесь к наличию няни в семье?

Даже если женщина реализует себя только в материнстве, она имеет право на свободное время. До года, наверно, желательно, чтобы мама максимально была рядом с малышом, если есть такая возможность, но хорошо, если при этом есть человек на подхвате. Который может побыть с малышом, пока ты ванну принимаешь. Не говоря уже о том, что ты, может быть, хочешь фитнесом заняться или пошопиться, или сходить к психоаналитику, или съездить на массаж. Хорошо, когда есть бабушки или муж-фрилансер. Лучше, когда у тебя на подхвате няня, чем когда ты уже зеленая, ненавидишь себя, ненавидишь ребенка, лезешь на стенку от недосыпа, усталости и того, что ты видишь в зеркале.

Я не представляю себе, что бы я делала, если бы у меня не было Светы, как бы я выбирала своим детям няню. Скорее всего, я бы прибегла к сарафанному радио, к опыту знакомых, взяла бы чью-то няню по наследству, чем искала просто в агентстве.

К сожалению, я много печальных историй слышала о том, когда человек со всеми бумагами, с гарантиями от агентства, а в итоге оказывается алкоголичкой или просто некомпетентным человеком. Хорошо, если есть бабушки, хотя бабушки несут другую опасность: их же не остановить.

— С бабушками часто происходит ситуация, которую психотерапевты называют «эффект выкинутого из гнезда птенца»: когда большая мама (бабушка) выбрасывает своего подросшего птенца (маму) и начинает заботиться о новом (внуке), как о собственном ребенке. Потому что в ее сознании дочь — тоже еще ребенок, и она не может знать каких-то вещей так хорошо, как большая мама. И при этом бабушки желают самого лучшего, никто не хочет целенаправленно тебя унизить, обидеть. Сталкивались ли Вы с этим? И что бы Вы посоветовали тем, кто с этим столкнулся?

Здесь есть очень большой соблазн со стороны мамы — свалить все на бабушку. Когда ты не берешь на себя ответственность, ее берет на себя другой взрослый человек. Если вы окончательно определились, что сами хотите воспитывать своего ребенка, бабушку нужно отодвигать: дозировать или изолировать, словом, выстраивать границы. Но при этом не на словах демонстрируя свою «взрослость», а реально делая все самостоятельно. На самом деле, если в семье вменяемый папа, и у мужа с женой нормальные отношения, синдром «выкинутого птенца» практически невозможен.

— Сейчас, к сожалению, многие сталкиваются с замершей беременностью или долго не могут забеременеть. Я знаю, что у Вас тоже был этот болезненный опыт. Что бы Вы, как человек, счастливо преодолевший этот период, как мама троих детей, посоветовали тем, кто с этим столкнулся?

— У каждого человека своя мера и свои силы, по которым ему дается то или иное испытание. Вышла очень хорошая книга в издательстве «Никея» «Слово утешения. Как пережить смерть ребенка». Первое, что испытывает женщина в такой ситуации, — чувство огромного одиночества и вины. Тебе кажется, что ты одна на свете такая, весь мир веселится, у всех все хорошо, а ты почему-то оказалась выброшена из реальности и непонятно, что ты сделала не так, что у всех все нормально, а у тебя нет. В этот момент очень важно получить поддержку и понять, что ты не одинока. Потеряв ребенка и рассказав об этом публично, я была шокирована тем, как много женщин оказывались в аналогичных ситуациях — каждая третья женщина так или иначе теряла ребенка. Это встречается очень часто, и ты в этом не одинока, так бывает, но после этого жизнь продолжается. Еще очень важно отгоревать. Прекрасный психолог, которая тогда меня спасла, сказала: «Горе надо горевать. Вы должны на нем сосредоточиться». В России не принято страдать-горевать, но свое надо отстрадать — у кого-то это займет месяц, у кого-то год. Но есть некий момент, в который ты должна погрузиться окончательно, чтобы из этого выйти. Опять же, надо искать помощь: если не помогают близкие, надо идти к священнику, к психотерапевту, надо читать книги, искать единомышленниц, соратниц по несчастью. Сейчас есть прекрасная группа «Сердце открыто» на Facebook, паблик мам, которые пережили потерю ребенка. Ты можешь не получить облегчения, но некое утешение, разделив это на какие-то части с другими людьми, ты получишь. И, конечно, надо верить в то, что все будет.

— Ваша счастливая беременность наступила через…?

— Пять лет. У нас вообще в семье удивительная история. Через год после того, как я родила Луку, абсолютно таким же образом в родах ребенка потеряла моя сестра. Но сейчас у нее двое детей, она абсолютно счастливая мать и жена.

— Расскажите про TUTTA.TV. Как Вы после MTV, казалось бы, совершенно другой профессиональной культуры, пришли к этому проекту? Что он для Вас значит, какие у Вас цели и планы?

— После MTV у меня была куча разных побочных работ, которые остались не очень замечены зрителем на телевидении и на радио.

— Но у большинства Вы все-таки ассоциируетесь с MTV.

— Да, но время идет. Взрослею я, взрослеет мой зритель. Неудивительно, что если раньше нас всех интересовала молодежная субкультура и музыка, то сейчас нас интересует материнство, детство, психология, отношения, духовные поиски, профессиональная реализация. Кода я была беременна Ваней, у меня был какой-то кризис жанра и профессиональный кризис, мне стало тошно заниматься побочной деятельностью, которая приносит деньги, но не приносит морального удовлетворения мне и никакой пользы обществу. Мне нужно иметь миссию и знать, за что я борюсь. Чтобы это дело нужно было не только мне. Сначала я хотела сделать просто блог, но мне посчастливилось встретить моего давнего друга и коллегу Петро Шекшеева, который создал свое пиар-агентство и взял меня под крыло. Он сказал: «Слушай, ну какой блог? У тебя будет TUTTA.TV». И не успела я оглянуться, как у меня уже появился свой маленький канал на Youtube.

Мы понимаем, что стоим у истоков какого-то совершенно нового дела, течения, нового направления в СМИ и журналистике. Мы получаем колоссальный отклик со всех сторон: со стороны родительского сообщества, экспертного сообщества — врачи, педагоги, психиатры, терапевты — все с нами.

У нас крупные партнеры среди производителей детский товаров и услуг, мы дружим с Huggies, Johnson&Johnson — все это говорит о том, что мы попали в нужное время в нужное место и делаем что-то важное и полезное. Это помогает нам зарабатывать какие-то деньги и профессионально развиваться. Мы придумали хитрый формат — субъективное телевидение, где мы можем рассказать о том, что нас волнует в данный момент. Так получилось, что мы начали с темы беременности, родов и первого года жизни младенца, но сейчас у нас уже несколько форматов, и мы работаем над еще одним — про отношения между взрослыми людьми. В течение недели каждый день у нас выходит новая программа. Сейчас 4 выпуска, а будет 5 уникальных программ. Мы, конечно, не можем сказать, что мы — полноценный канал, у которого круглосуточная сетка вещания, мы до этого не доросли, это очень дорого и не нужно. Наоборот, наше преимущество в том, что человек может включить передачу в любой момент. Мы существуем не во времени, а в пространстве. И наш зритель очень живо откликается, а самое интересное, что у нас очень высокий процент мужской аудитории — 35% мужчин, 25-45% возрастная категория. Мы даже из-за этого бьем себя по губам, чтобы не говорить «материнство и детство», а говорить «родительство и детство». Потому что папы реально участвуют.

— Какой из роликов вызвал бум?

— Самая смотрибельная наша передача, у которой больше 700 тыс. просмотров, — это программа «В гостях у Тутты» с психологом Ларисой Сурковой. Она очень популярный психолог в Инстаграм, и у нее очень преданная аудитория. Как ни странно, большой резонанс вызвала программа про роды с анестезией. У нас был такой холивар по этому поводу, почти как про прививки. Я не ожидала, что женщины, выбравшие анестезию, будут так яростно отстаивать свое право на обезболивание.

— Мне кажется, в нашем обществе амбиции — колоссальный двигатель всего и холиваров в том числе. Все стремятся быть идеальными, никто не оставляет себе права на ошибку. «Если я сделала анестезию — я априори была права».

С одной стороны. А с другой стороны — это страшный инфантилизм и эгоизм, когда «Я» стоит в центре, мне больно, меня обезболили, и мне все равно на вашего младенца, его еще нет. Он из меня выйдет, тогда он будет. Что он там может чувствовать! Мы на TUTTA.TV всегда стараемся давать два ответа на любой вопрос. Например, сопли у ребенка — один эксперт говорит: «обязательно нужно купировать сопли у ребенка, ребенок плохо спит и сосет, он будет терять вес, у него может развиться гайморит и т.д». А второй говорит: «отстаньте вы от ребенка, сопли — это нормальная реакция слизистой, незрелая имунная система, пересушенный воздух, режутся зубы, мало ли причин. Если ребенок хорошо спит, хорошо ест, у него нет температуры — не лезьте лишний раз в его нос». И оба этих человека врачи, с практикой. Возможно, оба кандидаты наук, признанные специалисты своего дела, а родитель должен выбрать, какая точка зрения ему подходит больше. Хорошо, что она не одна. Потому что родительство — это ответственность. И ты должен ежеминутно брать ее на себя, не переваливая на бабушек, дедушек, воспитательниц, нянь или врачей.

Интервью: Ксения Вагнер

Мне надоели постоянные вопросы: “Кто у тебя родился?” — и мои ответы: “Никто”. А потом всегда — грустные, неловкие взгляды людей. Я решила один раз и навсегда рассказать все об этом и больше уже никогда к этому не возвращаться. Я доверяю “МК” и надеюсь, что все, что я скажу, здесь не переврут.

Так неожиданно началось мое интервью с Туттой Ларсен, ди-джеем музыкального канала MTV, известной тусовщицей и просто красивой женщиной.

О том, что Ларсен потеряла ребенка, написали почти все газеты и журналы. Оно и понятно: ее беременность проходила у всех на виду. Тутта вела передачи, демонстрируя огромный живот, даже говорила, что ее роды будут транслироваться в Интернете. И вдруг исчезла из эфира…

Но что бы там ни говорили и ни писали о ее трагедии другие, она сама смогла рассказать об этом только сейчас. Спустя год.

– Cтолько, как в тот момент, я не плакала никогда в жизни. Слезы капали и капали, одежда не успевала высыхать!

— Так что же произошло с тобой год назад?

На MTV я тогда вела программу “Мама”, где подробно рассказывала о том, как все-таки классно быть мамой и что именно ради этого стоит жить. То, что произошло дальше, было настолько страшным и неожиданным, что я даже не смогла подготовить зрителей к своему исчезновению из эфира…

Я была на тридцать первой неделе беременности. Уже знала, что у меня там внутри находится девочка, которую буду звать Саша. И вдруг в один миг все рухнуло.

Был ясный солнечный день, я брела по улице и думала, как сейчас на мониторе ультразвукового аппарата увижу дочь. Легла на кушетку, доктор стал водить по животу прибором и вдруг говорит: “Несмотря на то, что уже заканчивается тридцатая неделя беременности, вам придется ее прервать!” Его слова прозвучали как приговор.

Что случилось, доктор?! — мозг отказывался воспринимать это всерьез.

Так надо. У вашего ребенка — несовместимый с жизнью порок сердца. Надо срочно принимать меры. Искусственные роды…

Я не хотела верить — поехала в Бакулевку, долго общалась с академиками, но услышала то же самое: “Все очень серьезно. Ваш ребенок — не жилец, и лучше это сделать именно сейчас. Что-то выжидать не имеет никакого смысла”.

Первое ощущение — шок. Причем это был второй удар за очень короткий отрезок времени. Ровно за неделю до этого я разошлась с мужем (им был участник группы “IFK” Максим Галстьян). Причин для нашего развода было множество. Даже не знаю, как одним словом объяснить почему… Инициатива была моя, но муж сделал все, чтобы мы развелись. Как во всех конфликтных браках, которые находятся на грани распада, у нас было все: слезы, скандалы, битье посуды. Наверное, наш брак полностью исчерпал себя.

Не знаю, была ли тогда у мужа другая женщина, но у меня не было никого. Последнее время мы существовали как два совершенно чужих человека — каждый решал свои проблемы. Когда я узнала, что придется прервать беременность, Максима рядом со мной не было, и он мне свою поддержку не предлагал. Да, собственно, я ее у него и не просила.

— И все-таки, каков был официальный диагноз, что говорили доктора?

Они говорили о каком-то генетическом нарушении и еще — об инфекции, но в итоге не обнаружили ни того, ни другого. Я думаю, что причиной этого несчастья была в большей степени Божья воля, и ничего другого. Этого ребенка мы с Максимом явно не заслужили. Он был зачат и выношен не в той любви, которая подобает такому событию.

— А как ты чувствовала себя во время беременности?

Замечательно. У меня была легкая беременность. Меня распирало от количества положительной энергии внутри. Я носилась больше, чем раньше. Не было ни отеков, ни токсикозов. Ничего. Я была самым счастливым человеком на свете…

— Как же развод с мужем?

Это, конечно, серьезно омрачало мне жизнь, но ощущение того, что во мне росла моя лучшая подруга, все перевешивало. Я знала, что у меня девочка, и хотела назвать ее Сашенькой. Это было очень здорово.

А с мужем после восьми лет совместной жизни мы расстались чужими людьми, и это показательно.

— Ты что-то покупала для будущей дочери?

Нет. В этом плане я достаточно суеверна — и оказалась права.

— Кто тебя поддерживал в этот момент?

Мама. Она работала журналистом, писала на очень серьезные темы, о проблемах в черной металлургии. Но когда мне понадобилась ее помощь, она бросила работу и прилетела в Москву. Одно время я без посторонней помощи не могла даже дойти до туалета. Она была со мной и днем, и ночью.

Меня поддержала куча совершенно неожиданных людей, которые до всего этого казались мне в моей жизни второстепенными. Они вдруг проявили совершенно немыслимую заботу, на которую я даже не рассчитывала. Кто-то помог деньгами, кто-то дарил подарки, а некоторые просто сидели рядом — но и это было уже много. Миша Козырев, например, подарил мне компьютер, Борис Зосимов покупал лекарства и помогал деньгами. Миша Эйдельман вообще отличился: привез из Бразилии часы и флейту. Еще мне дарили акварель, цветы в горшках. Они стояли на подоконнике в больнице, и, ухаживая за ними, я забывала о своей боли.

Был еще один забавный эпизод: у меня очень болела спина в больнице. И только лежа на высоких подушках, я могла засыпать. Узнав об этом, все приходившие ко мне несли подушки, и в конце концов их скопилось столько, что теперь я не знаю, куда их девать.

Но были и другие знакомые, которых я когда-то считала своими друзьями. Эти в момент моей болезни ушли в тень. С тех пор мы не общаемся — я думаю, им просто стыдно. Наверное, такое часто бывает, просто раньше я этого не знала.

— И что было потом?

Все по полной программе. Схватки, потуги… Я рожала сама, без наркоза и обезболиваний. Врачи посчитали, что давать мне наркоз не имеет смысла: все должно было пройти быстро, ведь плод был достаточно маленький. Короче говоря, я чувствовала, понимала и ощущала, как поэтапно расстаюсь с дочерью.

— О чем ты подумала, когда все произошло?

Я вообще тогда не могла ни о чем думать. Жуткая депрессия — и ни одной мысли. Физически мое состояние было близко к коматозному. У меня были чудовищные боли, высокая температура После всего этого я очень сильно заболела. Меня восемь месяцев просто не было. На нервной почве и из-за искусственного вторжения в мой организм у меня напрочь рухнул иммунитет. Я не ходила, не ела, весила сорок три килограмма и очень долго из этого всего вылезала…

— Сколько ты пролежала в больнице?

В роддоме я пролежала три недели, потом полтора месяца дома, и еще два месяца — в Волынской больнице. Она находится в зеленой зоне, и, может, благодаря воздуху и врачам там я потихонечку стала приходить в себя.

Слава Богу, теперь я вернулась к жизни. Меня держат на плаву мысли о том, что я снова могу иметь детей. Теперь я к этому вопросу буду подходить с большей ответственностью. Во всяком случае, буду думать, от кого рожать.

Наверное, твой образ жизни во время беременности мало соответствовал принятым нормам. Алкоголь, курение, твой любимый бокс — разве все это не могло повлиять на исход?

Я узнала, что беременна, на сроке в четыре недели, и все в моей жизни резко изменилось. Я перестала выпивать, курить и бросила бокс. Более того, я сразу начала ходить в специальную группу, где под руководством инструктора делала гимнастику для беременных женщин.

Но, глядя на своих подруг, вижу, что все это не имеет никакого значения. Они курят, выпивают, но при этом рожают совершенно здоровых детей…

— Сейчас у тебя появилась новая любовь?

Да. Я уже полгода встречаюсь с одним молодым человеком. Мне с ним очень хорошо. Его зовут Денис. Он занимается компьютерным дизайном, работает сам на себя. Он человек далекий от шоу-бизнеса, непубличный, что меня очень-очень греет.

— Он был твоим поклонником?

Нет. Просто у нас есть общая компания, и мы больше двух лет знаем друг друга.

— Наверное, после такой душевной и физической травмы к тебе нужен был особый подход. Чем он тебя подкупил?

Когда Денис появился в моей жизни, все страдания были уже в прошлом, поэтому как-то по-особенному ему покорять меня не пришлось. Все получилось естественно. А больше всего в отношениях с ним я ценю надежность и то состояние покоя, которое он мне дал. До этого все у меня было как на вулкане. И еще мне нравится то, что ему от меня ничего не надо.

— Как вы решаете материальные проблемы?

Да никак. Мы зарабатываем почти одинаково. Когда-то что-то покупает Денис, когда-то — я. Живем на два дома, поэтому особого хозяйства не ведем.

— Что такого самого запоминающегося он подарил тебе?

Он сам для меня большой подарок. А если серьезно, то это, наверное, букет ландышей. Как-то вскользь я обмолвилась, что очень люблю эти цветы. И буквально на следующий день мы сидели в кафе. Мне предстоял тогда серьезный разговор, и Денис ушел. Прошло пять минут — вдруг он появился вновь с букетиком в руках, трепетно мне их вручил и быстро испарился. Было ужасно приятно: до сих пор вспоминаю эти цветы…

У тебя нет опасения, что он прежде всего в тебе видит Тутту Ларсен, а не Татьяну Романенко? Кстати, как родилось твое второе имя?

Когда-то я прочитала одну скандинавскую сказку, герои которой, что называется, запали в душу. Я мысленно скрестила рыжего лисенка Людвига Ларсена с молодой курочкой Туттой Карлсон — и получила для себя новое имя.

Оно снизошло на меня с неба. Это не просто интригующий зрителя персонаж, а в большей степени магический набор звуков. Я однажды вышла в эфир как Тутта Ларсен и осталась ею навсегда.

Что же касается Дениса, то он относится к тем людям, которых моя известность могла бы скорее оттолкнуть, чем притянуть. Хотя… В некоторой степени ему это льстит. И одновременно он меня ко всем ревнует и не хочет ни с кем делить.

Но ему приходится с этим уживаться. Вот даже для этого интервью он категорически отказался давать наше общее фото: “Зачем мне светиться? Хватит того, что это делаешь ты”.

— А как дома называет тебя Денис?

По-всякому, очень нежно, но только не Туттой Ларсен. Когда мы хулиганим, он зовет меня просто Танькой. Я бы вообще хотела, чтобы мои близкие люди называли меня Таней, а совсем не Туттой. Это все равно как если бы вас дома называли “журналист”… Тутта Ларсен — это моя профессия, а не я сама!

— Замуж собираешься?

Нет. Пока не хочу. Мой прошлый брачный опыт достаточно сильно меня разочаровал. Мне кажется, брак имеет смысл, когда люди собираются заводить общих детей. Для меня замужество будет уже следствием не столько проявления чувств, сколько разумных действий. Это организационное мероприятие. А союз душ и сердец не требует похода в загс.

— Ты готова к тому, чтобы родить ребенка вне брака?

Да. Но если все же я рожу одна, то, наверное, настою на том, чтобы потом расписаться. Для ребенка, но не для себя.

— А детей хочешь, прямо сейчас?

Страшно хочу! Я всегда испытываю безумную нежность при виде беременных женщин на улице. И обращаю внимание на маленьких детишек и молодых мамочек. Но мне по медицинским показаниям пока нельзя беременеть. Только через год.

— Ты собираешься подойти вплотную к этому вопросу ровно через год?..

Я не ставлю перед собой никаких временных границ, но очень хочется. Хотя сначала мне надо решить еще некоторые бытовые вопросы. Это касается жилья и материальных проблем.

— У тебя нет квартиры?

Нет. А что удивительного? Я снимаю однокомнатную квартиру. У Дениса есть своя квартира, и частично мы живем у него и у меня. Но переехать к нему насовсем я пока не готова.

— А почему нельзя постоянно жить вместе?

Во-первых, я — Рак. В этой квартире я живу уже четыре года и считаю ее своей норой, к которой прикипела. Я уже забыла, что она съемная, и мне тяжело ее покинуть. И во-вторых, у Дениса — маленькая двухкомнатная квартира, в которой точно не поместится все мое барахло и мой безумный кот. Да и вообще мне пока не хочется расставаться с ощущением, что у меня есть отдельное жилье, хоть и съемное.

— Что такого безумного вытворяет твой кот?

Это очень забавное существо, которое зовут Буч. Он аристократичен и одновременно по-детски непосредственен. У нас с ним партнерские отношения. Мы воспитываем друг друга. Например, если я вижу, что он что-то стащил со стола, то могу дать ему по ушам. А если я забываю вовремя налить ему молока, то всякий раз получаю какашку в туфлю…

Дениса кот принял тоже не сразу, зато сейчас он при его появлении даже выходит, чтобы потереться о ноги.

— С каким чувством ты просыпаешься по утрам?

Я пережила взросление. Это поворотная точка в моем существовании. Сначала — некое умирание, а теперь — некая реинкарнация.

— У тебя никогда не возникало мыслей о самоубийстве?

Нет. Я это считаю огромным грехом. Единственное, о чем я жалею, — это о том, что не прислушивалась к знакам свыше. Я их просто не хотела замечать. Меня слегка постукивало по голове, а я не реагировала. Все, что случилось, — это расплата. Теперь свой урок я выучила на “пятерку”.

Сегодня младшему сыну Тутты Ларсен исполняется год. Вся большая семья ведущей отмечает день рождения Вани в Сочи. Для маленького именинника поездка к морю стала первым большим путешествием.

«Я очень радуюсь долгожданному отпуску и тому, что это время я могу полностью посвятить своей семье,
— поделилась Тутта. — Мы с мужем и дети в полном восторге от моря, солнца и новых впечатлений. Хотя для нашего младшенького Вани это первая поездка к морю, смена обстановки ему только на пользу. Он активно все изучает и развивается. Недавно порадовал нас тем, что научился делать ладушки и играть в игру « полетели на голову сели», в общем, доволен и счастлив».

Прошедший год был для Тутты богат событиями. Во время беременности третьим ребенком она запустила канал сайт, стала лицом бренда Хаггис в России и вернулась к работе практически сразу после рождения сына.

По словам ведущей для детей лучший подарок, когда вся семья собирается вместе. В день рождения Ванечку окружают только самые близкие люди: мама, папа, старшие брат и сестра, обе бабушки и дедушка.

Вся команда сайт поздравляет маленького именинника Ваню с днем его рождения! Желаем нашей бессменной ведущей и ее семье счастья, единства и новых свершений.

20 июля 2015

Журнал «Телепрограмма» стал первым изданием, с которым телеведущая поделилась необычной историей появления на свет своего младшего ребенка

Журнал «Телепрограмма» стал первым изданием, с которым телеведущая поделилась необычной историей появления на свет своего младшего ребенка.

Первого июля в семье Тутты Ларсен и ее мужа, музыканта Валерия Колоскова, случилось пополнение: на свет появился их третий ребенок.

— Роды прошли идеально, — призналась журналу «Телепрограмма» Тутта. — Получилось гораздо лучше, чем я ожидала. Особенно если учесть тот факт, что до роддома мы доехать не успели. Все так стремительно началось, что у меня в итоге были домашние роды — и это опыт, который не сравнится ни с чем. Мы с малышом работали вместе. Он большой герой! Так можно еще раз пять родить (улыбается).

— Вы рожали без посторонней помощи?

— Со мной рядом была профессиональная акушерка — она заранее приехала ко мне домой. Мы, собственно, вместе собирались ехать в роддом, но процесс вдруг пошел так интенсивно и в то же время правильно, что мы приняли коллегиальное решение остаться дома.

— Как потом на это отреагировали врачи «Скорой помощи»?

— «Скорую» мы в итоге не вызывали, первый осмотр малыша осуществила сама акушерка, а на следующий день мы вызвали на дом неонатолога.

— Вы не раз признавались, что являетесь сторонницей естественных родов, что подразумевает отказ от анестезии и дополнительного вмешательства врачей. Почему?

— Потому что женщина создана при
родой для вынашивания и рождения детей. Беременность — это не болезнь, от которой нужно лечить. Это так же естественно для женщины, как есть, дышать, спать. Но мы перестали доверять природе, не слышим свое тело и не обладаем нужной информацией. Ведь даже покупая утюг, мы изучаем инструкцию. Но к родам многие не готовятся, читают всякое в интернете, слушают подруг, в результате у них в голове только страхи и мифы. Но я человек пытливый и всегда стараюсь обладать полной информацией, особенно в таком важном вопросе, как материнство. В конце концов мне повезло встретить правильных людей. Десять лет назад я познакомилась с Центром традиционного акушерства, сходила на курсы по подготовке к родам, прочитала книги Мишеля Одена. Я много общалась с акушерками и опытными мамами. Теперь вокруг меня немало женщин, которые выбирают именно естественные роды. В последнее время я вижу тенденцию к росту: все больше женщин понимают, что роды — это важнейший момент: то, как человек приходит в мир, определяет весь его последующий жизненный путь. Эта история не про боль и страх, а про радость и чудо! Разумеется, есть ситуации, в которых естественные роды невозможны, их немало. Но просто так идти на кесарево, потому что боишься боли или не хочешь портить фигуру, по мне, это нонсенс.

— Ваш муж присутствовал при рождении сына. Это было ваше обоюдное решение?

— Да, конечно. Я знаю, что многие женщины категорически против присутствия мужа на родах, и я их прекрасно понимаю. А кому-то нужно, чтобы мужчина был непосредственным участником процесса: утешал, держал за руку, массировал спинку. Мне, например, достаточно того, чтобы он просто был рядом — сидел в уголке и молился за нас. Мне во время родов хочется, чтобы меня вообще все оставили в покое, чтобы никто не трогал и не говорил со мной. Поэтому даже не знаю, были ли у нас полноценные партнерские роды. Вот один наш друг всех троих сыновей встречал с камерой у «выхода» (смеется). В нашей семье я такого не представляю. А в этот раз вообще все было настолько быстро, что Валера не успел даже поволноваться. Говорит: «Сижу себе чай пью, вдруг слышу — малыш уже кричит. Прибежал пуповину резать». Валера первым взял сына на ручки, посмотрел в его глаза. Такие моменты важны, это точно.

— То, что Валерий побывал на родах, как-то отразилось на ваших с ним отношениях?

— Я спрашивала его об этом. Он ответил: «А мне чего? Это на тебе скорее отразилось: ты поняла, что я классный!» (Смеется.) Если без шуток, то, мне кажется, после этого мы стали единым целым, настоящей полноценной семьей. Роды — это такое совместное интимное переживание, после которого начинаешь оберегать свой союз и друг друга.

Новорожденного Ивана окрестили в храме Живоначальной Троицы, который его родители Тутта и Валерий посещают уже 8 лет. Фото: Ольга Туровцева

«Это миф, что крестин надо ждать 40 дней»

— По вашему опыту, как быстро прийти в себя после родов?

— В центре, где работает моя акушерка, всем роженицам выдают памятку «10 заповедей послеродового периода». Лучше и не напишешь. Там сказано: «Не готовь, не убирай, не стирай и не устраивай приемов гостей». «Пусть у тебя будет доула — помощница по дому или тот, кто заботится о маме». А еще: «Облачись в свой любимый халат и сиди в любимом кресле сколько твоей душе угодно», «Почитай мужа своего и чти труды его и заботы по дому», «Не давай чужим нянчить своего ребенка», «Много гуляй на зеленых просторах, ешь полезную пищу и пей много воды», «Пусть не приходят к тебе в дом люди малознакомые и праздные», «Ухаживай за своими волосами и облачайся в нарядные одежды», «Не водись с теми, кто предвещает дурное для ребенка, а также с дурными советчиками», «Спи там, где спит твой ребенок».

— Чем вам запомнилась ваша последняя беременность?

— Для меня ожидание ребенка — это не время медитаций и погружений в себя. Наоборот, это период необыкновенных событий и открытия новых горизонтов. У меня появляется много энергии, новых идей, приходят возможности, о которых даже не мечтаешь. В эту беременность я впервые в жизни запустила собственное дело — телеканал TUTTA.TV, интернет-телевидение для родителей. Поэтому мне было не до мыслей об отеках и каких-то ограничениях. И настроение было отличное. В нашей первой программе «Какие наши роды!» мы рассказывали о беременности. Теперь эту тему тоже продолжим, но в большей степени будем говорить уже о детях. У нас ведь субъективное телевидение — мы рассказываем о том, что нас волнует в данный момент.

— Кто будет помогать растить малыша, когда вы вернетесь к работе?

— Няня и бабушки. И муж, конечно. Отпуск у меня максимум до сентября.

— Вы решили крестить младшего сына довольно рано — через неделю после родов. Почему так спешили?

— Это не совсем аксиома, что крестин нужно ждать сорок дней. Такой срок нужен в первую очередь маме, чтобы очиститься — до этого она действительно не может причащаться, прикладываться к иконам и кресту, участвовать в богослужениях. Но посетить храм в день крестин своего ребенка ей не запрещено. Детей иногда — например, если есть угроза жизни — вообще крестят в роддоме в день рождения. Так что ничего удивительного в нашем поступке нет. Мы так в свое время поступили с Марфой — крестили ее раньше 40-го дня. А с сыном решили провести обряд еще раньше, чем с дочкой, чтобы его святой покровитель хранил его с первых дней жизни. Обряд прошел в нашей родной церкви — храме Живоначальной Троицы, который находится на Шаболовке. Мы сами ходим туда уже восемь лет, там служит наш духовник, там же мы крестили Марфу. Крестными сына стали моя подруга и наш друг Адриан, он вокалист и идейный вдохновитель ансамбля «Ихтис». Это люди верующие, воцерковленные и родные для всех нас. Адриан, например, больше 17 лет преподавал в православной гимназии Закон Божий. Уверена, что из них получатся настоящие крестные родители, которые будут молиться за ребенка, будут его причащать и смогут ответить на духовные вопросы, когда они появятся.

Имя малышу выбирали всей семьей. Лука предлагал назвать брата Елисеем, а Марфа — Николаем. Фото из личного архива Тутты Ларсен

«Один ребенок — царек, двое — конкуренты, а трое — команда!»

— Как вы готовили старших детей Луку и Марфу к появлению младшего?

— Почти никак. Просто все 40 недель мы общались так, как будто малыш уже с нами. Мы мечтали, как будем жить все вместе. Придумывали, с кем в будущем он разделит комнату. Думаю, что это право достанется все-таки Луке. Старший сын давно мечтает о двухэтажной кровати, чтобы спать наверху. Правда, это случится года через три, не раньше. Мы с мужем выступаем за совместный сон с младенцами. Мне кажется, детской ревности избежать все равно невозможно. Мы с мужем старались как можно больше рассказывать Луке и Марфе о малыше. Они трогали мой живот, мы вместе ходили на 3D-УЗИ. Но в реальности, думаю, детям все равно придется пережить стадию осознания того, что в доме появился еще один человечек. И он не менее главный, чем они. Когда родилась Марфа, Лука, как мы его ни готовили, все равно сказал: «Ну и зачем вам второй ребенок? Вам что, одного мало было?!» Все зависит от характера, все индивидуально.

— И как в итоге вы подружили Луку и Марфу?

— Мы ничего конкретно не делали, просто старались грамотно выстраивать отношения. Тут очень важно не ущемлять старшего. Он не перестает быть ребенком от того, что в доме появился кто-то младше его. Это важно помнить. Часто родители именно так себя и ведут: «Все, ты уже большой, ты старший, не капризничай, не ной, веди себя хорошо». А с чего вдруг?! Если ребенку пять лет, как было тогда Луке, он же не стал взрослее от того, что родилась Марфа. Моя подруга и коллега Алла Довлатова сказала однажды: «Когда родилась моя третья дочь, я стала в три раза больше внимания уделять старшей». Я сначала ее не поняла, а теперь вижу: это очень правильный подход. Хотя, конечно, малыш отнимает чисто физически очень много времени и сил, но будем с Валерой учиться распределять внимание. Не мы первые. Вообще задача родителей — быть чуткими. Не ругать за ревность — ведь это естественное чувство, а стараться компенсировать нехватку времени, переводить весь негатив в мирное русло — в помощь, в игру, в общение.

— В результате как старшие сын и дочка встретили младшего?

— Я должна была родить 25 июня, а дети 30-го — уехать на месяц на море. Мы спланировали так: малыш появится на свет, дети познакомятся и поедут. Но ребенок решил иначе: мы посадили старших на поезд, и как только он тронулся, меня начало прихватывать. Лука и Марфа еще не доехали до Новороссийска, а младший уже прибыл. Так что встреча им еще только предстоит.

Молитвы о рождении сына Тутта и Валерий адресовали святому благоверному князю Александру Невскому. Фото: Ольга Туровцева

«Мы молились о сыне»

— Вы знали, что ждете мальчика?

— Очень на это рассчитывали! Безусловно, мы были бы рады и дочке. Но хотели мальчика и молились об этом Александру Невскому в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. Узнали о том, что у нас будет сын, довольно рано: на 12-й неделе беременности. Нам кажется, что для нашей семьи это правильный баланс: Марфа и братья. Уж очень она у нас харизматичная девица!

— Имя для сына заранее выбрали?

— Мы нашли в святцах старинное русское имя Сила, но наш духовник его не одобрил, попросил дождаться появления малыша на свет и только после этого делать окончательный выбор. Потом мне в мыслях стало приходить имя Иван. И вот накануне родов муж мне напоминает, что ровно год назад мы были в Цетинском монастыре в Черногории, где я молилась о сыне Иоанну Предтече (там хранится его десница). А когда мы посмотрели на ребенка, то сомнений не осталось. В итоге назвали сына Иваном и крестили его в Рождество Иоанна Предтечи. Уверена, сын с нами согласен.

— Роды дома не повлияли на его здоровье?

— В целом все нормально, сынок потихоньку приходит в себя. Вообще мало кто всерьез задумывается, какие стресс и боль проходит малыш, чтобы прийти в этот мир. Мы больше думаем и говорим о том, как страдает женщина. Но на курсах подготовки к родам я узнала, какие муки переносит ребенок, и себя стало уже не жалко. Поверьте, ему гораздо хуже и труднее, чем маме. Специалисты говорят, что в родах малыш испытывает такие перегрузки, которые не снились даже космонавтам. Начнем с того, что все девять месяцев он находился в идеальном мире, в покое и безопасности, и вдруг этот мир начинает его изгонять. Представьте, что в вашем доме пожар или наводнение! Из объемной невесомой среды его выталкивают в тесные родовые пути, причем с бешеной силой. Она давит на ребенка и составляет около 50 кг, что в 15 раз превышает его собственный вес! Больше всего давление действует на головку младенца. Со своей маленькой головешкой, с мягкими еще, нежными косточками малыш должен продраться через мамин скелет, вывинтиться сквозь кости ее таза. А снаружи его встречают шум, яркий свет, чужие запахи и болезненные первые вдохи едва развернувшимися легкими. Он испытывает боль, страх и стресс. И если мама не помогает малышу в родах, паникует или думает в большей степени о себе, эти чувства только усиливаются.

— На кого похож ваш малыш?

— На инопланетянина (смеется). Мне хочется верить, что больше на меня, потому что старшие дети полностью папины!

Личное дело

Тутта ЛАРСЕН
(настоящее имя — Татьяна Романенко) родилась 5 июля 1974 года в Донецке. Окончила факультет журналистики МГУ. В 1994 году начала работать телеведущей. С 1998 года была лицом «MTV Россия». Также вела программы «Секрет успеха» и «Девчата» (канал «Россия»), «Обыкновенное чудо» (канал «Звезда»), «От ноля до пяти с Туттой Ларсен» (канал «Мать и дитя»). Была ведущей на радио «Максимум», «Маяк», «Столица» и «Вера». Во время беременности запустила свое интернет-телевидение TUTTA.TV, участвовала в реалити-шоу «Беременные» (канал «Домашний») и стала послом известной марки подгузников. Муж -Валерий Колосков. Сыновья Лука (10 лет) и Иван (родился 1 июля 2015 года), дочь Марфа (5 лет).

Привет всем! Интересно, а многие замужние дамы носят обручальное/свадебное кольца?
Я носила, наверно, первый месяц. Терпеть его не могу — какое то желтое, широкое. И для меня эти все атрибуты не значат ничего.
Причем, не могу вспомнить, а носят ли мои друзья, знакомые эти атрибуты. Никогда не обращала внимание.

261

Жить хорошо!

В нашем городе как раз сейчас проходит ежегодная торговая выставка, которую проще назвать просто ярмаркой. Кстати. само уютное и знакомое русское ярмарка имеет немецкие корни и происходит от Jahr- год и Markt-рынок, базар.
Приглашаю прогуляться по немецкой провинции под дождем, куда же мы без него

Это объявление в детском павильоне сделало мой день_ «Пожалуйста. не забывайте забирать детей!»

238

Афина

Речь о свекрови и золовке. Очень надоели назойливые приезды на нашу дачу без приглашения и проживание там по месяцу-два. Ладно бы у нас были общие точки соприкосновения, было о чем поговорить или хоть какие-то родственные отношения, но там все глухо.

Свекровь приезжает как к себе домой, развешивает свои полотенца, садит и выкапывает деревья по своему усмотрению, какие-то удобрения пахучие привозит, в общем все «как я люблю». Ребенка с ней не оставишь, доверия нет, так как она «чудная» — может пятилетнего ребенка одного дома оставить, а сама по делам уйти, про гигиену не слышала: руки с ногтями всегда чернущие, сама после туалета руки не моет, вся посуда после нее в жирных и липких пятнах. Это так противно девочки!

По первой я пыталась построить уважительные отношения: приглашала в дом, накрывала стол, поила дорогим вином, но в разговоре слышала, что и котлеты то суховаты и сама я стерва еще та! И решила, что нам с ней не надо за одним столом сидеть. Видно не сохранить мне семью, как бы не хотелось. Я не готова к таким нахальным наездам в мой дом на даче.

Живем мы в городе в моей квартире: я,муж, 5-летняя дочка. Дом построил муж. Хочу услышать мнения, что я могу сделать в этой ситуации, чтобы больше не расстраиваться. Не сплю две ночи.. дела делать не могу.. Она там сидит на нашей даче, а мы в душном городе маемся, а на выходные муж предложил (видимо, чтобы мамочка там осталась) чтобы мы поехали на дачу к его другу (который и звать не зовет и даже трубки не берет, когда ему муж звонит).

Мне неинтересно быть бедным родственником, тем более что у меня хорошая должность и зарабатываю я нормально. Я могу теоретически снять дачу в подмосковье сама, но так обидно, что я вообще все сама делаю. И на море сама ребенка вожу, потому что ему денег жаль — деревня есть, А сейчас и ее заняли.

На следующей неделе золовка своих детей к нам отправляет..Чтобы они там еще месяцок пожили.. Дом я вам скажу не резиновый, и все мы там не уместимся даже если я переступлю черз свою брезгливость к неряшливости свекрови…

233

Фея, просто Фея

Много букв.
Саша и Даша, познакомились в студенчестве, дружили 4 года, поженились. Вот говорила что не надо сразу жениться, так кто бы послушал((
Проблема была в Даше. Точнее, не проблема, человеку просто надо было дать пожить независимо, а уж потом строить свою семью. Мама у нее с большими-большими прибабахами, она Дашку задавила, когда Саша познакомил нас с ней, первое впечатление — тоненький-тоненький росточек, который только-только из земли вылазит. Ей бы хотя бы год пожить без мамы, просто одной, но любовь-морковь, побежали в ЗАГС.
После свадьбы объединили добрачное, купили трешку в новостройке, забеременела, вот вроде живи и радуйся. После родов начался абзац((((Саша из семьи с моделью «папа добытчик, мама хранительница очага», и мамина Даша, перебросившая собственных тараканов на семейную жизнь дочери, вместо помощи ежедневная лекция что у хорошей жены грязные носки мужа стираются в этот же день и для мужа всегда должны быть первое, второе и компот. Сашке мозг вставили, стал активно помогать Даше и теща стала приходить только в его присутствии, но было уже поздно,
Закончилось печально. Когда Андрюшке было 9 мес у Дашки случился срыв. При очередном скандале выскочила из дома в одном халате в 3 часа ночи и ушла. Спасибо ее подруге, забрала, но пришлось вызвать Скорую, экстренная госпитализация в психушку. Даша отлежала в ПНД почти полгода, выписалась, и в семью больше не вернулась. Переехала в мегаполись, устроилась на работу, года через 2 вышла замуж второй раз, родила дочку. Овдовела еще во время беременности, унаследовала бизнес мужа, сейчас у нее все в порядке. С сыном стала общаться как только выписалась из больницы.
Саша тоже женился. Надя чуть постарше, первый брак распался из-за ее бесплодия, целенаправленно искала мужчину с детьми. Андрюшку приняла как родного, усыновили общего.
Когда Саша оформлял развод, говорила что определи место жительства ребенка с тобой, но опять, кто бы послушал((
Андрюшка всем доволен, обеих называет мамами. Ему уже почти 7, в этом году идет в школу. Есть мама Надя, которая всегда с ним рядом, папа и обожаемый младший братик, папа и мама обещают купить сестренку. И мама-праздник Даша, забирающая к себе на выходные и во всякие поездки по морям-океанам, плюс тоже любимая маленькая сестричка.
Проблема в чем — Даша решила, что надо забрать Андрюшку. Саша с семьей живут в небольшом городе, она в областном центре, хочет отдать в хорошую школу. Саша, само собой, отдавать сына категорически не хочет.
Люди вменяемые, пока все тихо-мирно, но скандал назревает.
Вопрос — что лучше для ребенка? Оставить в семье папы или отдать маме, где будет больше возможностей для образования?

176

Мария Сухова

Девочки, тема болтательная)

У меня есть подруга, в декабре ей сделали сложную платную операцию, долго была на больничном. Вышла в апреле на работу, а через 1,5 мес их отправили в неоплачиваемый отпуск. Она нашла новую работу с 1.07. Но видимо финансово жить сложновато, хотя она не жалуется и не просит.

Родители ей помощь финансовую не предлагали, хотя имеют такую возможность. У неё есть и бабушка и с дедушкой, и сестра родная, и тёти-дяди и их дети (двоюродные братья-сёстры). Все нормально живут. Хотя если бы подруга попросила, ей бы помогли. Я ей предлагала помощь, она поблагодарила и сказала, что вероятно в июле обратится, т.к. зарплата первая будет в августе.

Более того, вчера она встретила бывшего мужа и он ей тоже сам предложил, зная о её трудностях (у них норм.отношения). Она не взяла, тоже оставила это на крайний случай. Поболтали мы с подругой на эту тему. Но это просто довольно яркий пример на эту тему
, речь не о подруге и её родне.

Вам родные предлагают помощь без вашей просьбы? А Вы сами родным предлагаете помощь без их просьбы? В каких ситуациях?

148